Пятница, 22.09.2017, 18:01
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(2)

2
Страшный детский визг вернул её к реальности. Ольга открыла глаза и сразу всё поняла. Андрюшка держал на палочке большую лохматую гусеницу прямо перед носом сестрёнки, та кричала так, как будто видела перед собой смерть. Ольга рывком подскочила к детям, выхватила из рук Андрея палочку, дала ему подзатыльник и подхватила дочурку на руки. Она не успокаивала и не бранила дочь, так как сама с детства панически боялась всяких пауков и гусениц, а к червям вообще испытывала непреодолимое отвращение. Андрей от неожиданного толчка упал в траву и тоже заревел. Ольга поискала глазами палочку, гусеницы на ней уже не было, должно быть, та решила отсюда делать ноги или что там у неё вместо ног. Гром непонимающе и одновременно угрожающе затряс головой, он не переносил никаких криков, громких разговоров и высоко поднятых рук. Придя в себя, Ольга объявила:
- Привал окончен. Собираемся снова в поход.
Аннушка категорично не хотела идти ногами, и Ольга решила двигаться "частями", от точки к точке. Прижимая одной рукой дочку, она снова взвалила на Грома баулы, взяла в руку две связанные сумки полегче, приказала Андрею ждать её и направилась к одиноко стоящему впереди сухому дереву. Пройдя метров сто, услышала, как заплакал Андрюшка, очевидно решив, что мать его бросила. Преодолев желание вернуться к нему, Ольга двинулась дальше. У сухого дерева ссадила Аннушку, приказала Грому лечь и отправилась обратно. Через несколько шагов услышала громкий рёв дочери. Захотелось вдруг лечь в траву и заплакать самой, от горя, одиночества и собственного бессилия. Собрав остатки воли в кулак, подгоняемая ревом детей, Ольга почти бегом бросилась к сыну. Андрей, всхлипывая всё громче, уже тащился по дороге навстречу матери, не забыв при этом прихватить сумку с игрушками. Увидев возвращающуюся мать, он зарыдал в полный голос. Ольга обняла сына, объяснила, что тот не должен плакать, ведь он как папа, а папы не плачут, и направила его по дорожке к сестрёнке, а сама вернулась за оставшимися сумками. Наклонившись над одной из них, увидела злосчастную гусеницу, которая улеглась на край анюткиной пеленки и грелась на весеннем солнце. Ольга, поискав глазами палочку, брезгливо сняла гусеницу с пелёнки, пересадила её как можно бережнее на листик осинки и побежала к детям.
Андрей уже добрался до сестрёнки и теперь успокаивал её на правах старшего и, конечно, заботливого брата.
Отдышавшись, Ольга измерила расстояние глазами. От разъезда отошли километра на полтора, но заветной пасеки, окружённой густым заросшим садом, ещё не было видно. Который раз отругав себя за очевидную глупость, взяла за руки детей, кинула через плечо сумки полегче и позвала Грома. Решила, что двигаться постепенно от одной точки к другой гораздо разумнее, пока, оставив очередной раз сына и дочь на попечение Грома, она будет возвращаться за сумками, дети будут отдыхать.
Таким образом, преодолели ещё километра полтора. Дети, приняв всё за игру, повесели и даже забывали отдыхать во время Ольгиных отлучек за сумками. Сама же Ольга снова готова была расплакаться: во-первых, устала, во-вторых, пасеки всё ещё не было видно на горизонте, и ей уже стало казаться, что она что-то перепутала и вышла не на том разъезде. Её раздражали собственная беспомощность и неспособность принимать здравомысленные решения. Какого чёрта, собственно говоря, попёрлась в этакую глухомань, никого не предупредив и ни у кого не спросив совета. До вчерашнего дня вообще не собиралась ни сюда, ни куда-то ещё ехать, потому, что до вчерашнего дня она ещё ждала Игоря.

После того рокового дня, когда Игорь просто ушёл, прошло много месяцев, которые превратились для Ольги в одну мучительную пытку - ожидание. Она перестала заботиться о доме, заниматься детьми и собой - она ждала Игоря. С утра и до вечера. С вечера и до утра. Снова звонила друзьям, встречалась с ними, надоедала своими расспросами и просьбами. Люди уже не подсмеивались над ней, не шутили, а сочувственно кивали головами, обещали сообщить, если появиться какая-нибудь информация, а то и просто отводили глаза в сторону, понимая то, чего никак не хотела понять она.
В милиции согласились возбудить уголовное дело о пропаже Игоря только спустя месяц. Но, несмотря на её настойчивые просьбы, жалобы и слёзы дело двигалось очень медленно. Отчаявшись, Ольга осмелилась предложить следователю деньги, но тот её отругал и посоветовал нанять частного детектива. Частный детектив сказал, что время уже упущено, и гарантировать ничего нельзя, но деньги всё-таки взял и пообещал, по возможности, кое-что выяснить. Спустя какое-то время он доложил о проделанной работе. Результат, и правда, был не ахти. Всё, что тот "нарыл", Ольга знала и без него.
Первыми под подозрение попали хозяин и рабочие СТО, куда Игорь заехал рано утром, ему якобы понадобилось посмотреть машину. На самом деле, он хотел переговорить с хозяином, который собирался эту станцию продавать. Давняя мечта Игоря - открыть собственную станцию технического обслуживания элитных автомобилей с компьютерной диагностикой, а при ней аэрографическую мастерскую - могла уже в этом году воплотиться в жизнь. Хозяин СТО для приличия поломался, но потом назначил реальную цену. Игорь был в восторге. Они должны были созвониться в конце недели и всё окончательно решить. Куда поехал Игорь потом, хозяин СТО не знал. Игорь выехал с территории станции и исчез. Он больше нигде не был, ни с кем не встречался, никому не звонил. Он просто исчез. А вместе с ним исчезли его новый джип "Lаnd rover" и, как потом оказалось, кейс с огромной суммой денег. Ольга сама ездила на эту станцию, разговаривала с рабочими, с хозяином. Все в один голос заявляли, что, переговорив с хозяином, Игорь сел в машину и уехал. Больше его не видели. Дальше этого ни милицейское, ни частное расследование не продвинулись.
В беседах с Ольгой и частный детектив, и следователь сходились во мнении, что Игорь её бросил. Не может же человек исчезнуть совсем бесследно, если сам, конечно, это исчезновение не устроил. Ольга пыталась возражать - весь город был увешан фотографиями пропавших мужчин и женщин, детей. Неужели все они тоже организовали своё исчезновение? Однако мысль о том, что Игорь, скорее всего, жив, и просто их оставил, всё-таки была приятнее мысли о том, что с ним случилось несчастье, и Ольга готова была в неё верить. Если это так, то Ольга ни минуты не сомневалась, что он вернётся или даст о себе знать. Она обращалась на телевидение, радио, в передачу "Жди меня". Дважды звонила свекрови в Новосибирскую область в надежде получить хоть какую-то информацию (бросил-то её, не мать же!). Однако от той ничего, кроме слёз и упрёков (как же ты его не уберегла!) не добилась. Шли дни, Игорь по-прежнему не объявлялся, Ольга по-прежнему фанатически ждала.
Она настолько была поглощена ожиданием Игоря, что не заметила, как в доме кончились деньги. Первой ей напомнила об этом няня, ухаживающая за детьми. Надо было выплатить ей жалование (именно так было сказано в договоре найма). Игорю очень нравилось изображать из себя аристократа, поэтому он настоял, чтобы у детей была няня, хотя сама после окончания университета Ольга не работала, и все дни практически бездельничала. Она отправилась в банк и с удивлением обнаружила, что её карточка пуста. Что же касается счетов Игоря, в банке сказали, что должно быть решение суда, подтверждающее факт исчезновения Игоря "насовсем". Ольге не понравилось это слово, и она бросилась из банка почти бегом. Дома собрала не очень любимые драгоценности, снесла их в ломбард, рассчитала няню и снова стала ждать Игоря.

Сумки с каждым шагом становились тяжелее и тяжелее, ныли плечи и поясница. Солнце становилось уже в зенит.
- Неужели мы уже четыре часа путешествуем, - подумала Ольга.
Очередной раз волоча на себе сумки, Ольга удивилась, услышав в детском стане тишину. Подойдя ближе, увидела картину, которая заставила вздрогнуть её сердце. Огромный мастифф лежал, растянувшись на траве, подставив свою массивную спину под головы детей, которые (обнявшись!) спали безмятежным и кротким сном. Ольга заплакала беззвучно, боясь потревожить чуткий детский сон.

Через неделю пришлось снести в ломбард ещё кое-какие золотые безделушки, нужны были деньги, пришли огромные счета за телефон. Сдавая их, с тоской думала:
- Игорь, милый, где же ты? Что с тобой? Приходи быстрее, ты нужен мне.
Как-то на глаза ей попалось объявление "разыскиваю пропавших родственников...". Ольга позвонила по телефону, и томный женский голос назначил ей встречу на 6 часов вечера. Ольга, оставив детей на попечение своей студенческой подруги Ирины, точно в назначенное время входила в обычную двухкомнатную квартиру старого дома по улице Малунцева, где проживала гадалка. Это была моложавая женщина лет шестидесяти, чем-то напомнившая Ольге её первую учительницу Людмилу Ивановну. Почувствовав расположение к этой женщине, Ольга показала ей фотографии Игоря и всё рассказала. Гадалка долго молчала, а потом вдруг резко провела рукой перед лицом Ольги. От неожиданности Ольга вскрикнула.
- Вижу кровь. Много крови и морок... Больше ничего.
Ольга с трепетом прошептала:
- Он жив?
- Не знаю. Не вижу... Темно вокруг него. Кровь и морок... Больше ничего. Извини, девушка.
Ольга онемела от страха, с трудом сообразив, что аудиенция закончена, стала подниматься, колени дрожали.
Гадалка отвела глаза в сторону:
- Денег не надо, за плохие вести денег не беру.
Ольга вышла из квартиры, словно ошпаренная кипятком. Хотелось выть и биться головой о стены соседних домов. Её шатало и почему-то тошнило. Ирка, увидев её в таком состоянии, стала говорить, что все эти гадалки просто шарлатанки, а она лично думает, что Игорь влюбился в другую бабу, скоро одумается, а не одумается и пёс с ним. Ольга невесело усмехнулась:
- Нет, пёс-то как раз тоже со мной, только вот кормить его скоро будет нечем.
- А, ты на работу иди. Вон в школы требуются учителя, и филологи, и историки. И денег заработаешь, да и думать об Игоре некогда будет.
Ирка любила поучать Ольгу. И хотя сама в школе ни дня не работала (а предпочла устроиться в какую-то захудалую газетёнку под названием "Свисток"), считала безнравственным, что Ремизова (такова была фамилия Ольги до замужества), имея высшее университетское образование, сидит дома, в то время, когда школа так нуждается в компетентных учителях. Спасибо, что хоть подруга не сомневалась в Ольгиной профессиональной компетентности.
Вняв Иркиному совету, Ольга даже отправилась в школу, находящуюся рядом с домом. Ей обрадовались, предложили ставку старшей вожатой и десять часов русского языка и литературы в 5-м классе. Ольга, было, согласилась, но, узнав сумму заработной платы, поняла, что услуги няни ей будут обходиться дороже. Она извинилась и вернулась домой снова ждать Игоря.
Однажды вечером в дверь позвонили, Ольга вздрогнула. Первая мысль:
- Это Игорь!- тут же сменилась другой:
- Нет, у Игоря есть ключи, он не стал бы звонить в свой собственный дом.
Ольга открыла, не спросив, кто там. В прихожую без приглашения вошли два молодых мужчины в чёрных меховых кожаных куртках. Ольга приняла их за милиционеров. Не представившись, те прошли в гостиную, предварительно оглядев комнату внимательным взглядом. Убедившись, что Ольга одна, парни заявили, что их прислал Костя Боровой, по кличке Боров. Из всего бессмысленного и туманного разговора Ольга поняла, что их хозяин выражает ей сочувствие и понимание, но хочет знать, когда она собирается отдавать "мужнины" долги. Ольга заявила, что ни о каких Игоревых долгах не то что не знает, но и не догадывалась. Парни, довольно вежливо, объяснили ей, что накануне своего исчезновения Игорь занял у Борова два миллиона рублей, чтобы сделать предоплату за СТО. Теперь Игоря нет, но долг - то его остался. И этот долг должна платить она, его законная жена. От неожиданности Ольга не могла вымолвить ни слова. Парни, очевидно, довольные произведённым эффектом поднялись и пошли к двери. Один из них обеспокоенный её безопасностью, попросил её закрыть за ними дверь и, пожелав "спокойной ночи" вышел. Всю ночь Ольга не спала. Больше всего на свете ей хотелось уснуть и не проснуться. Жить не хотелось. Малодушно помышляя о смерти, Ольга вошла в детскую. Здесь в четыре носовых отверстия сопели дети. Её дети. Её и Игоря.
Наутро она позвонила Антону.
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >