Пятница, 22.09.2017, 18:03
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(23)

 23 

На "вотчине" всё было спокойно. Тётя Настя и Варвара Петровна подружились. Хозяйство большое. Вдвоём легче управляться. Опять же за детьми догляд лучше.
- Оленька, отдыхай. Тебе скоро на работу.
Да, каникулы на исходе. А у неё дел не мерено. Вечерами пыталась разобраться в документах Игоря. Договоры найма, купли-продажы, аренды. Квитанции и чеки. Суммы баснословные. Пошла к дяде Паше. Сидели вдвоём думали. Потом Павел Иванович почесал бороду и неуверенно произнёс:
- Он, ведь, Оленька, землю-то, по-моему, выкупил частично, а частично арендовал. В райцентр тебе ехать надо, в земельный комитет или юстицию. Проверить, что да как?
Тогда уж к Рудольфу Ивановичу. Тот объяснит доступно. С вечера объявила Гришке
- Собирайся, завтра в город поедем. А то времени мало. Тринадцатого уже на работу!
Гришка улыбнулся, развёл руками:
- Как скажете, моя госпожа. Носительница "самого драгоценного тела" в мире.
"Нет, всё-таки мерзавец! Но такой комплимент дорогого стоит". Погладила его по голове. Потрепала волосы. Ущипнула за ухо. Он взглянул на неё удивлённо. Это что-то новенькое. Раньше она себе этого не позволяла.
- Это тебе прибавка к жалованию, - усмехнулась Ольга.
Рудольф Иванович долго рассматривал бумаги Игоря. Сказал: не хватает Свидетельства на землю, кадастровых документов и ещё чего-то такого, что Ольга и повторить бы не смогла. То есть сделка проведена, договоры заключены, деньги перечислены, расписки имеются. А вот право собственности на землю не зарегистрировано. Наверное, не успел. Ольга согласно кинула. Но это дело поправимое. Если вы, Оленька, передадите мне все эти документы и подпишите доверенность на моё имя, я, думаю, в ближайшее время вы станете обладательницей большого земельного участка: сто гектаров пашни и примерно столько же лесных угодий. Вот только далековато от города. Была у Игоря Андреевича, видно, какая-то задумка. Была,- подтвердила Ольга, но про "вотчину" ничего не сказала. Слишком всё нереально. На вопрос: "Сколько Ольга должна будет заплатить за оформление сделки и его помощь?". Рудольф Иванович, заулыбавшись, ответил:
- Оленька, я с вас, как с родной дочки, один процентик только и возьму.
И хотя "один процентик" оказалась сумма, превышающая сто тысяч рублей, Ольга согласилась. Ничего-то в этой жизни она не умеет делать сама. Так уж, совсем ничего? Когда-то она умела любить! Сейчас учится ненавидеть.
Теперь - в ГАИ. Машина, конечно, - это здорово. Да и Гришка водитель опытный, в отличие от неё. Но с такими номерами ей в городе появляться нельзя. Сразу вычислят. Новые номера будут только через неделю-две. Дефицит. Ну что ж, пока пешком. На такси дорого - денег нет. А Гришкин Ford застрял в снегу по самые уши, на пасеке. Теперь до весны! Да и рано ему ещё свою машину светить. Области хоть и разные. Да кто его знает? Этого Фёдора Геннадьича.
Потопали к адвокату. Инна на месте:
- Куда это вы пропали? Предварительные слушания были. Пока суд конкретного определения не вынес. Нужны свидетели и доказательства того, что ваш муж не выехал за границу. Следователь особенно на этой версии настаивал.
- Свидетели - ладно. Их полно. А доказательства-то где взять? В международный розыск подавать что ли?
В какой-то момент захотелось сказать Инне правду: "Мёртв он, похоронен. Что я вам тут голову морочу?" Но промолчала. Теперь первой под подозрение попадут она и дядя Паша. "Пусть будет, что будет! Свидетелей приведу. Предположительно в конце февраля, в начале марта".
- Хорошо созвонимся.
Делать пока нечего.
- Пойдём - погуляем. Может, в кино. "Ночной дозор" идёт в "Маяковском".
Пришли перед самым началом сеанса. Билеты только на первый и последний ряд. Давайте на последний. Места для влюблённых. Сегодня их не так много. Оно и понятно - середина недели. Любовь отложена до выходных. Фильм Ольге не понравился, книжка - интереснее. А вот Хабенский - прелесть! "И Жанна Фриске тоже!" Это уже Гришка. При выходе из кинотеатра Ольга заметила знакомую до боли фигуру - Антон! Остановилась. Гришке приказала:
- Замри!
"С кем это он? С Ларисой? Не вижу в толпе! С Любкой?! Нет. Не может быть?! И здесь она "змея подколодная" влезла. Ну, подожди! Два злейших врага в одной упряжке. Это уже интересно. Эх, жаль, машины нет. А то бы проследить, куда поехали. Куда? И так ясно куда. К нему или к ней". Сердце Ольги сжалось. Гришка, увидев её состояние, встревожился.
- Что-то случилось? Ты кого-то увидела? Оля! Объясни: что происходит?
- Ничего. Так, Гришенька, показалось!
- Ты уверена?
- Да. Уверена.
Весь вечер думала о том, что их может связывать, и ревновала. Чёрт побери, ревновала! Представляла, как он сейчас её обнимает, и сходила с ума. Не выдержала. Набрала номер его мобильного телефона. Гудок. Вызов. Не отвечает. "Ещё бы - занят!" Накрывшись с головой одеялом, попробовала уснуть. Не получается. "Поехать к нему. Вцепиться ей в волосы. Он - мой! Мой! Мой! Я его ненавижу". Гришка, видя, что со снохой что-то происходит, два раза заглянул в комнату, но побеспокоить не решился. Только задремала - звонок телефона. Антон. Спохватился - пропущенный вызов обнаружил. Поздно. Ольга отключила телефон. "Иди, продолжай. Представляю его лицо, когда он увидел, что пропущенный звонок от меня. Улыбнулась. Теперь можно спать".
Рано утром зазвонил домашний. Испугалась. Неужели вычислил. Гришенька, возьми трубку. Узнай: кто? Оказалось отчим. Женька домой вернулся. Ольга бросилась на "Газель". Деверь было за ней. Жди здесь. Домой, ведь, еду. Там мне телохранитель не нужен. А чтоб тебе не скучно было, я тебе адресок дам. Съезди, к девочке присмотрись. Внимательно!
Женька - братишка! Красавец! В армии подтянулся. Окреп. "Не был бы братом, влюбилась бы", - смеялась Ольга. Вечером пошли в клуб. Девчонки вокруг него хороводом. Какая нравится-то? Никакая? Ну, и правильно, ещё успеется. Только поздно ночью, когда остались один на один, Ольга рассказала об Игоре. Женька побледнел.
- Почему не писали-то?
- Жалели. В армии и так не сладко, а тут такое.
- Ничего, сестра, теперь нас двое, можешь на меня рассчитывать.
- Не двое, а трое, - поправила Ольга.- Гришку помнишь?
- Женька кивнул и заулыбался:
- Помню.
- Какие планы?
- Отдыхать, учиться, работать.
Договорились, что Ольга приедет через недельку с детьми. Пусть повидают дядьку.
Работа в школе отвлекала от "дурных мыслей". Но Любка не шла из головы. "Какова гадина! Сначала с Игорем "трепалась", теперь Антона подцепила. Я тебе покажу!" В конце января решила ехать в город. Школу на неделю закрыли на карантин. Грипп. Это кстати. У Ольги созрел план. Гришка с ней, согласно устно оговорённых должностных обязанностей. В газете нашла подходящее объявление: "Сдаётся в аренду нежилое помещение под офис или магазин". Отлично! И место подходящее. Самый центр. Аренду оформили за день. Помогла всё та же Светлана. Хорошая девушка. Ольга вычеркнула её из своего "чёрного списка". Как всё устроить, Ольга продумала заранее. Небольшой косметический ремонт. Несколько зеркал. Два женских манекена в витрине в шикарных (её же Ольгиных) платьях, вывеска крупными буквами "Салон дамской одежды "Ольга" и магазин готов. Осталось заполнить платьями, блузками костюмами, бельём и прочими дамскими аксессуарами. С этим пришлось повозиться. Все модные дамские салоны в Омске наперечёт. Модели тоже. Отправились (с Гришкой, разумеется) в Москву. Два-три салона Ольга там знала, а потом на Черкизовский. Там этого "эксклюзивного товару" пруд пруди. В школу Ольга опоздала. Позвонила директору из поезда. Сказала - болеет. Та поверила. В поезде и в самом деле простыла, стала кашлять. Поэтому, когда появилась на работе - всё выглядело натурально. Снова принялась за книжки и тетрадки. А мысли там в салоне. Продавцов где взять, охранника? Дала объявление в газете. Пусть звонят в "штаб - квартиру". На автоответчике выложена вся информация. Если условия подходящие, оставьте свои координаты. В воскресенье отбор. Желающих было немного. Даже за предложенные Ольгой "приличные" деньги (почти в два раза выше её учительской зарплаты) люди работать не хотели. Выбрала двух "неглупых", стройных среднего возраста женщин с опытом работы в швейной мастерской. Подруги. Предприятие закрыли. Торговали на рынке. Зимой холодно. Да, и зарплата мизерная. Ольга согласно кивнула. Заключили договор. Можете приступать к работе. Охранников нанимал Гришка. У него это лучше получилось. Через месяц, посчитав "прибыль", Ольга поняла, что "пролетела" на приличную сумму. Продавцы в голос: покупателей мало, выбор маловат. Всё понимаю. Работайте. Прибыль - не главное. Главное - репутация. Хотя рекламный ролик на 12 канале заказала. Ещё минус. Успокаивала себя тем, что ближе к 8 марта женщины активизируются. Весь февраль и март Ольга разрывалась между школой и своим "Салоном". Немного начало получаться, на мартовских каникулах - снова в Москву. Как ни странно "эксклюзивные модели" с Черкизовсого разбирали охотнее. Но нужны были и настоящие шикарные платья. Потратила баснословную сумму денег. Но была собой довольна. К реализации плана "Любишь кататься, люби и раздеваться!" было всё готово. Нужен только походящий момент.
Перебирая в гараже коробки с вещами, Ольга обнаружила самое дорогое своё платье, купленное в Париже во время второго "медового месяца". Узнав о том, что они "беременные", Игорь решил отпраздновать это событие поездкой в Париж. Как и во время первой беременности, Ольга была особенно нежной и трогательной. По выражению Игоря "оторваться от неё было невозможно". Андрейку отправили к тёще в деревню. Несмотря на болезнь, та сама настояла. В университете испросили в деканате "добро" и 8 марта уже отмечали в одном из самых дорогих Парижских отелей "Lutetia", который располагался на левом берегу Сены, в центре Сен - Жермен - де Пре. Из окон прекрасный вид на Люксембургский сад. Первые сутки из номера почти не выходили. Ольга не очень хорошо себя чувствовала. К вечеру адаптировалась к новому климату и повеселела. Спустились в пиано - бар. Шикарная обстановка. Спокойная музыка. Даже токсикоз на время перестал её донимать. По городу мало ездили на такси или специальных маршрутных автобусах. Больше гуляли пешком. Ольге всё было интересно. Целый день посвятили Лувру и Монмартру. Седой художник набросал Ольгин портрет. Денег не взял. Сказал: "рисовать красивую женщину - это уже большое счастье". Вечером следующего дня, несмотря на головокружение, Ольга всё-таки забралась на самую высокую смотровую площадку знаменитой Эйфелевой башни. С Игорем она ничего не боялась. Париж, известный ей только по книгам и фильмам, предстал перед ней, как сказочный игрушечный городок. Затем Опера, площадь Согласия, Собор Парижской Богоматери, и, конечно, огромный торговый комплекс "Atrium". И это несмотря на то, что рядом с отелем располагалось несколько бутиков модной одежды. Как-то проходя мимо одного из них, Ольга засмотрелась на выставленное в витрине платье. Оно было сшито из ткани, в "простонародье" называемой "диким шёлком" (настоящих названий было два, одно из них, кажется, дюпон, другое, шан... туг или шан...тунг, Ольга так и не вспомнила), и стоило таких денег, что даже Игорь присвистнул. Понимая, что платья ей не видать "как своих ушей", повела мужа в кафе - мороженое. Так она научилась заглушать токсикоз. Сегодня ей захотелось мороженого, похожего на давно забытое московское "Эскимо", на палочке. Почти сразу защипало язык, и занемели зубы. Ольге пришлось лизать мороженое со всех сторон. Сначала съела шоколад, затем стала не спеша слизывать подтаявшее мороженое. Когда уже остатки мороженого затолкала себе целиком вместе с палочкой в рот, увидела ошалевшие глаза мужа. Захотелось его подразнить. Пососала мороженое, причмокнула губами, облизала губы язычком. Вкусно! Игорь отвернулся. "Кажется, я переборщила. Он меня считает развратной глупой девкой". Она расстроилась:
- Хочу вернуться в гостиницу.
Игорь еле уговорил:
- У нас сегодня по плану Версаль.
Версаль потряс Ольгу своим шиком и изысканностью.
Она намекнула Игорю:
- Любили же раньше мужчины своих женщин. Такие шикарные подарки им делали.
Муж улыбнулся:
- Не всё сразу, девочка.
Вечером, перед тем как лечь в постель, Игорь, целуя Ольгу, прошептал:
- Оля, можно тебя попросить...
Она вопросительно подняла глаза.
Он замялся, помолчал, потом добавил:
- Когда ты ела сегодня мороженое, я чуть с ума не сошёл...
До неё не сразу дошёл смысл его просьбы, а когда дошёл, она неуверенно прошептала:
- Ты хочешь, чтобы я....,- как сказать это дальше, не знала.
Игорь, волнуясь, кивнул головой, но потом сказал:
- Впрочем, если тебе это неприятно, то не надо.
Ольга занервничала. Не то, чтобы неприятно. Просто неожиданно. Однако отказать мужу не посмела. Он может подумать, что она им брезгует. Ведь он-то выполняет все её прихоти. Чтобы объяснить ему свою нерешительность, проговорила:
- Я... не умею...
Игорь улыбнулся, поцеловал её в губы, в шею, в пупок, потом снова в шею, в губы:
- А ты, как мороженое...
Ольга подчинилась, стала сползать всё ниже и ниже, закрыла глаза. Сквозь нарастающий шум в ушах и оглушающее сердцебиение услышала, как застонал Игорь.
Наутро, когда проходили мимо дамского салона, Игорь подтолкнул её внутрь: пойдём - посмотрим. В большом, полупустом помещении было несколько стеклянных витрин, в которых, как в Парижском музее, были выставлены баснословно дорогие платья. К ним направилась одна из двух дам, находящихся в салоне. У неё было такое выражение лица, как будто она хотела их выпроводить вон. Дескать, "бомжары" русские пришли пешком, значит, не по адресу. Однако, столкнувшись с острым взглядом Игоря "мадам" залепетала сначала по-французски, затем по-английски:
- Господа, хотят что-либо приобрести в нашем салоне или просто зашли "полюбопытствовать"?
Не поняв ни слова из того, что та сказала (ещё бы, он сам говорил, что на уроках английского языка, думал о чём угодно, только не о лексике), Игорь указал на платье, которое висело на рекламной витрине. Мадам заговорила снова, и Ольга поняла, что это платье коллекционный экземпляр, выставлено пока только для рекламы и продано может быть лишь после показа коллекции. Ольга перевела Игорю всё, что поняла сама. Увидев, какой яростью засветились глаза мужа, испугалась. Пойдём отсюда. Но Игорь уже взял за руку "мадам", отвёл её в сторону и прошептал ей один на один несколько далеко не английских слов. Та покраснела и быстро удалилась в одну из боковых дверей. Ольга взяла за руку мужа:
- Уйдём от греха.
Но Игорь улыбнулся:
- Всё будет хорошо. Версаль, конечно, я тебе подарить не могу, но это чёртово платье будет сегодня твоим.
Вторая продавец, улыбнулась им одобряюще:
- Успокойтесь, господа, скоро всё решится. Можете присесть.
Появилась мадам. Она сказала, что автор коллекции месье Жан-Клод-Житруа, разрешает продать это платье, исключительно ради старинной дружбы между русским и французскими народами. Она повела Ольгу в примерочную. Игорь последовал за ними, дав понять обеим "мадам", что сам будет раздевать и одевать свою жену. Платье и в самом деле смотрелось великолепно. Глубокий вырез, открытая спина, облегающие бёдра, чуть заметный живот. Светло-зелёный с желтым отливом цвет, который так безумно шёл Ольге. Игорь забыл о реальности. Таким страстным она его ещё не видела. Не на шутку испугалась за платье?
- Помнёшь! Или чего доброго порвёшь.
- Хочу помять его и изорвать в куски.
- Зачем?
- Затем, что ни один модельер, не может сшить для тебя ничего достойного. И вообще, всех этих модельеров надо поубивать. Зачем они одевают женщин, когда нужно их раздевать.
Очевидно, услышав шум в кабинке, "мадам" гмыкнула, приоткрыла тонированную дверь и сразу оценила обстановку. Уже из-за двери женщина спросила, будут ли они брать платье. Игорь снова запсиховал. Что хочет, эта проклятая баба? Ольга крикнула через дверь: Да! "Мадам", словно издеваясь, решила уточнить, будут они рассчитываться наличными или чеками, потому что не все русские чеки у них действительны. Ольга подумала, как хорошо, что Игорева учительница английского языка, научила его чему угодно, только не самому языку. Иначе за его реакцию она бы не ручалась. Уже, не пытаясь себя контролировать, Ольга крикнула снова: ДА! и повисла на шее у мужа. "Мадам", наконец, сообразив, что больше от них ничего не добьётся, удалилась.
Когда вышли из кабинки, обе "мадам" с бесстрастными лицами делали вид, что ничего не произошло, а Ольге было неловко. Она протянула платье. Упакуйте. И тут увидела, как лица обеих женщин стали одновременно вытягиваться. Игорь платье всё-таки порвал. От выреза и до самого... вообщем, Ольгиного пупка. Увидев удивлённые лица женщин, Игорь сказал:
- Передайте своему месье Клоду, что хреновые он шьёт платья. Непрочные.
Ольга, видя вопросительные взгляды француженок, улыбнулась и перевела по-своему:
- Муж немножко силы не рассчитал.
"Мадам", постепенно приходя в себя, спросила: будут ли они дожидаться мастера, который платье отремонтирует или заберут его таким. Ольга высокомерно подняла голову:
- Заберём таким. Всё равно его ночью дорвём.
Когда же Игорь достал из внутреннего кармана лёгкой куртки несколько пачек стодолларовых купюр, лица обеих вытянулись до олегофренического выражения.
Уже выйдя из магазина. Ольга посмотрела через окно. Обе женщины стояли в той же позе, с тем же "неприличным" выражением на лице. Игорь спросил:
- Что это с ними?
Ольга засмеялась:
- Наверное, потрясены твоей страстью.
Игорь обнял жену:
- Тоже мне - парижанки, а ничего не понимают в любви.
С тех пор разорванное до пояса платье болталось по чемоданам и коробкам с кучей других не очень нужных, но очень дорогих сердцу вещей.
Надо предложить его Лидочке. Она ведь бывшая портниха. Что-нибудь придумает. Лидочка на самом деле оказалась мастерица. Вставила на место разрыва позолоченную молнию. Как будто, так и надо. Цена платья снова выросла. Вот только Лидочке оно было узко. Надели его на манекен и поставили внутри магазина. Ольга заказала для него стеклянную витрину по примеру парижского салона. Подписала: "платье из коллекции французского модельера Жана-Клода-Житруа, 2001 год". Потом подумала и исправила 2001 год на 2004. Вряд ли местные дамы настолько хорошо знакомы с коллекциями этого модельера.

< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >