Среда, 20.09.2017, 06:50
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(15)

  15 

   Утром, сквозь сон слышала, как Антон поднялся. Ему на работу. Наклонившись, он поцеловал её в нос. Совсем, как Игорь. Ну, зачем они так похожи? Я их уже почти не различаю. С трудом открыв глаза, она спросила: 
- Может, чаю согреть?
- Лежи, я сам.- Он подоткнул ей одеяло: под утро в комнате стало прохладно. Ольга благодарно улыбнулась:
- Приходи пораньше. Я буду ждать.
- Приду...
   Хлопнула входная дверь, как тогда, когда ушёл Игорь. Ольга вздрогнула, подскочила с дивана. Бросилась к кухонному окну. Будет выезжать со стоянки, должен её увидеть. Если, вообще, посмотрит в её сторону. Он посмотрел. Сквозь открытое окно машины даже помахал ей рукой. Ольга успокоилась. Чаю что ли попить? Чайник ещё тёплый. 
Не успела налить себе чаю - звонок в дверь. Вернулся? Может, забыл что-нибудь? Не глядя в глазок, открыла дверь и замерла - на пороге стояли трое: Воронков, Хромов и Илья. Не понимая, что происходит, Ольга молча смотрела на бывших Игоревых и её друзей.
- Может, впустишь нас, - проговорил Воронков.
- Зачем?
- Разговор есть! - Это уже Хромов.
   Она, было, решила сказать: "Нет! Не хочу с вами разговаривать", но увидела зачарованный взгляд Ильи и заволновалась. Что это с ним? Чёрт! Она же в полупрозрачном пеньюаре. 
- Идите на кухню. Я сейчас,- сказала Ольга и бросилась в гостиную. Надеть халат, длинный, с головы до пят, чтобы ничего не подумали. Но они уже подумали. Возле кухонной двери Ольга остановилась - мужики что-то нервно обсуждали. Громче всех звучал голос Хромова:
- А я вам что говорил. Давно уже она с этим Антоном. Я знаю! Вишь, как провожает его. И нам не постеснялась дверь открыть в таком виде. Наверное, подумала, что вернулся... продолжать.
- Да, успокойся ты, - говори тише! - по голосу Ольга распознала Воронкова.
- Чё тише-то! Чё тише! Я, больше чем уверен, что она с любовничком своим сговорилась, Игоря заказала и строит из себя невинность. Я и в милиции так сказал. Не знаю, почему те не проверили мою версию. Может, откупилась?
- Да пошёл ты со своей версией! Я Ольгу с детства знаю. Не способна она на такое, да и Игоря сильно любила, - Серёга Воронков не соглашался с приятелем.
- Очень удобная версия, - заходя в кухню, усмехнулась Ольга. - Игоря в покойники, меня в тюрьму, а сам, тем временем, квартирку - к рукам.
- Да пошла ты со своей квартирой. Она мне даром не нужна!
- Не нужна - съезжай! Мне деньги нужны: жить не на что!
Хромов поднялся, нервно заходил по кухне. Ольга обратилась к Воронкову. Судя, по всему, он в этой компании самый адекватный.
- Чаю хотите?
Воронков отрицательно покачал головой.
- А я хочу! - отозвался, наконец, Илья и уставился на неё так, словно она ещё была в пеньюаре.
- Вы ко мне по какому вопросу?
- По вопросу денег, - это опять Илья.
- Каких денег? У меня ничего нет. Я даже квартиру эту сдаю, потому что мне ссуду оплачивать нечем.
- Не надо ничего сдавать. Есть у тебя деньги, - и, видя удивлённый взгляд Ольги, Серёга добавил, - Игорь оставил. В тот день, когда уехал..., ну, исчез, в общем.
Илья достал из-под стола кейс, точно как у Игоря, и поставил его на стол. Ольга недоумённо пожала плечами и спросила:
- И сколько тут?
- Пятьсот тысяч!
- Рублей?
- Тугриков, - зло рассмеялся из прихожей Хромов.
- Долларов? - переспросила Ольга с испугом.
- Не долларов, а "ойро", - так Илья (Ольга вспомнила его фамилию - Розенблюм) на немецкий лад называл новую европейскую валюту.
   Видя выражение Ольгиного лица, Сергей Воронков стал объяснять. В тот день, когда Игорь исчез, он передал им троим на сохранность деньги. "Головой отвечаете". "Это ваша новая работа" и так далее. Сказал, что деньги ему передал Антон, это его доля. Остатки-де, Антон должен передать в субботу. Ну, мы ждали, ждали. Антон ничего больше не передал, и Игоря нет и нет. А деньги-то у нас. Решили отдать их тебе. Под расписку, конечно. Мало ли что? Вдруг Игорь объявится. 
Ольга мочала. Её до глубины души потрясла мысль о том, что, когда она нуждалась в деньгах, занимала по крохам, продавала по дешёвке драгоценности, чтобы накормить детей, рассчитаться с банком и бандитами, друзья Игоря спокойно наблюдали за тем, как она спивается, торгует собой (первоначально свои отношения с Антоном воспринимала именно так), спасается бегством от всех и вся в какой-то захудалой дыре. Молчали минут пять. Наконец, Ольга встала со стула. Указав мужчинам на дверь, она сказала:
- Прошу вас, господа, вон!
Мужики поднялись, не решаясь ей противоречить. Когда Илья, который так и не попил чаю, дошёл до косяка, Ольга его остановила:
- Деньги.
- Что деньги? - не понял Илья.
- Заберите деньги!
Мужики опешили.
- Заберите ваши деньги.
- Это не наши деньги, а деньги Игоря. Что нам с ними делать?
- Сохранять! Вы же получили приказ от своего работодателя или хозяина (кто он там для вас?), и его никто не отменял.
- Оль, ну, чего ты психуешь, - Воронков снова вернулся на кухню. - Ты нас тоже пойми, мы обещали ему и надеялись, что вот-вот вернётся.
- А сейчас... уже не надеетесь?
Серёга вздохнул:
- Да, надеемся, конечно! Но мы же понимаем, что тебе деньги нужны, иначе ты бы с Антоном не связалась.
Ольга начинала выходить из себя.
- А, по-вашему, я с Антоном за деньги! А, может, между нами - любовь!
- Вот! Что я говорил! Сама призналась,- снова из глубины прихожей прозвучал ядовитый голос Хромова.
- Оль, ну какая любовь! - не сдавался Воронков,- не может у тебя быть никакой любви с Антоном. Он же.... Знаешь, как Игоря ненавидел! В общем, сволочь он! Гони его от себя немедленно! А, если тебе "трахаль" хороший нужен, то так и скажи. Мы, вот тебе Ильюху предлагаем. Молодой. Холостой. Да, и ты ему нравишься. Так, ведь, Илья?
Илья согласно кивнул и выдавил шёпотом:
- Очень.
Ольга расхохоталась:
- А, так вы меня от разврата спасать пришли или сватать?
Мужики замялись. Илья покраснел.
- Всё, - сказала Ольга, - концерт окончен. Пошли вон!
   Сунув кейс Илье в руки, она вытолкала их за дверь. Весь день была сама не своя. Из головы не лезли слова Воронкова об Антоне. Что значит "ненавидел"? почему? Ну, ссорились, конечно, но чтобы ненавидеть... Не может быть. "Да, козлы они!", - как бы сказала Ирка. Всё знают. Куда тебе! Праведники нашлись. Антона осуждают, а сами "трахаля", или как там, его привели. Вот бы Игорю рассказать! Значит, за деньги "паскудство", а просто так - естественно. Было стыдно. Обидно. Противно. Очень хотелось кусаться. Как в детстве. Взять и укусить кого-нибудь исподтишка. Не потому, что именно этот человек тебе сделал больно, а просто, чтобы не тебе одной было плохо. Съездила в агентство, подписала необходимые бумаги, не поехала ни в милицию, ни к адвокату. Чувствовала - могла сорваться. К вечеру совсем затосковала. Позвонила Антону. Телефон занят. Ещё - не доступен. Снова - не доступен. Чувствуя, что начинает паниковать, Ольга решила прибегнуть к старому проверенному способу. Выпить. Однако, дома ничего не было. Бегом в "Стекляшку". Там есть вино-водочный отдел. На полпути остановилась. Нет. Нельзя. Антон не любит пьяных женщин. Чтобы успокоиться, прошла на детскую площадку. Сегодня, как назло, с детьми гуляли одни папы. Игорь тоже любил гулять с Андреем. Чтобы избежать упрёков, в том, что не любит Аннушку, он говорил, что им нужно с сыном поговорить "по-мужски". О чём он беседовал со своим трёхлетним сыном так и осталось для Ольги загадкой. Аннушку "мужчины" стали брать на прогулку, когда она сказала: "папа". По этому случаю, он подарил дочери маленькое колечко и серьги с бирюзой, под цвет глаз. Куда же я их засунула? Продать не продавала и в ломбард не сдавала - точно помню. За своими размышлениями не заметила, как во двор въехала знакомая машина. Антон! Слава Богу! Увидев, как тот набирает цифры кодового замка, она поторопилась. Ключей-то у него нет. 
Антон был смурнее вчерашнего. Слегка робея, Ольга спросила:
- Что-то ещё случилось?
Он кивнул головой, но промолчал. Ольга настаивать не стала. Уже за ужином тихо проговорил:
- Лариса от меня ушла.
   Лариса - это жена Антона. Куда ушла? К себе? Почему? Последний вопрос, очевидно, прозвучал нелепо. Понятно "почему". Из-за неё, из-за Ольги. А, может, и не только. Да, вчера, оказывается, была третья годовщина их свадьбы, а он забыл. Ольга почувствовала себя виноватой. Любовь любовью, а Лариса баба хорошая. Видя, что он и без того подавлен - теперь некому даже рубашки постирать, Ольга не стала рассказывать про утренний визит мужиков и деньги Игоря. Чтобы как-то поднять ему настроение, рассказала ему пару смешных историй из студенческой жизни, а затем вспомнила про приезд Аллочки. Услышав её имя, Антон заулыбался. Уж очень много приятных и весёлых воспоминаний связывало их вместе. Ночь была тихая и нежная. Антон, сам на себя не похожий, ласкал её не торопясь, всё больше напоминая ей Игоря. А вот возьму и выйду за него замуж! Назло всем! Теперь мы с ним два сапога пара, он - брошенный, я - тоже. 
   Утром, за завтраком, Ольга сказала, что в их партии "брошенных мужей и жён" стало одним членом больше. Антон своё членство в парии "оспаривать" не стал, а вот, что касается Ольги... - не мог Игорь её бросить. И не бросал! Не такой он человек. Он ничего не делал с бухты-барахты. Он всё планировал. Конечно, он корректировал свои планы, но никогда не ломал их. Ты вписывалась в его планы как нельзя лучше. Молодая, красивая, образованная, почти леди. Сексуальная, и в то же время, неопытная. Опытные-то уже поднадоели. Их ничем не удивишь! Воспитанная в "традициях прошлого". А самое главное, поддающаяся его влиянию. Согласись, он вложил в тебя столько сил и денег, а потом бросить. Ну, не идиот же он! 
   Ольга молчала, хотела обидеться на Антона, но передумала и спросила: 
- Так, где же он?
- Нет его, Оля. Я не знаю точно, что произошло, но то, что его нет - это я знаю точно.
- Откуда ты это знаешь?
- Это все знают. И ты это тоже знаешь. Просто поверить в это никак не хочешь.
- А как, по-твоему, он любил меня? - тихо проговорила Ольга.
- Любил? Да он обожал тебя! Как центр мирозданья, которое он сам же и создал.
   Как бы тебе объяснить? У него с юности была мечта (это после того, как наша "англичанка" вышла замуж за настоящего англичанина и переехала в Лондон) - стать богатым, и не просто богатым, а "богатым аристократом". И он всю жизнь целенаправленно шёл к этой мечте. В его мире всё должно быть красиво: жена, дети, дом, машина, мебель. И не просто красиво - шикарно! В этом, по его мнению, было отличие настоящих аристократов от "богатого быдла". И не только предметы и люди, но и взаимоотношения между людьми должны быть красивы: если жена, то целомудренная, если друзья, то преданные, если партнёры, то честные. Это отдельный мир, создателем которого, творцом, был он сам. 
- Но, ведь, это хорошо, - робко вставила Ольга.
- Я тоже так думал... пока соответствовал...
- Соответствовал? Чему? - переспросила она.
- Тому, чтобы быть достойным членом этого мира.
- А потом?
- А потом перестал соответствовать...
- Почему?
- Причин много. Первая - моя бездетность. Да-да. Как это ни странно, но это не вписывалось в его представление о гармоничной дружбе. Мы, ведь, по молодости, как мечтали - женимся: у него - сын, у меня - дочь (или наоборот), вот и породнимся. Станем не названными братьями, а кровными родственниками. Однако этой красивой мечте не суждено было сбыться. Значит, место лучшего друга должен занять кто-то другой. Он выбирал между Воронковым и Хромовым. А потом, когда догадался о моих чувствах к тебе, то и вообще я стал изгоем из этого мира. Сначала он вычеркнул меня из списка друзей, а затем решил избавиться от меня и как партнёра. Меня презирал он сам, и стали презирать, теперь уже бывшие, мои друзья. И даже ты! Однажды он сказал мне, что предпочёл бы видеть меня мёртвым, нежели таким... "жалким" что ли. По его мнению, моя неспособность бороться со своим чувством унижала меня. А я остался жить и бороться со своим чувством не собирался. Я собирался отбить тебя у него. Теперь я понимаю, что все мои попытки были бессмысленны - ведь, Игорь - это Бог, а я, всего лишь, - жалкая тень его.
   Видя, что Антон на грани срыва, Ольга примирительно произнесла: 
- Мне жаль, что я встала между вами. Я не хотела. Прости.
- Нет. Ты абсолютно ни в чём не виновата. Наоборот, ты возродила меня. В борьбе за тебя, я переставал быть его тенью. Я боролся между привычкой быть как он и необходимостью становиться другим. И сейчас ещё борюсь... Ты замечаешь?
Ольга согласно кивнула.
- Так что! Чем скорее мы научимся жить не по его плану, а быть самостоятельными, тем лучше для нас обоих.
   Антон молча допивал зелёный чай, а Ольга думала. Так вот откуда у Игоря страсть ко всему английскому. Как она могла забыть о его первой любви. Он же сам говорил, что первая его любовь уехала в Англию, устроилась там гувернанткой, а потом вышла замуж толи за брата хозяина, толи за сына. Стала "настоящей леди". Вот, и следователь тогда настаивал на английской версии исчезновения Игоря, и виза английская, на тот момент, ещё действовала. Интересно, ради неё он мог бросить всё или нет? 
Когда спросила об этом Антона, тот безнадёжно посмотрел на неё и махнул рукой, что означало: "Снова да ладом. Сколько можно!"
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >