Четверг, 20.07.2017, 21:30
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(9)

9
 
"Старый город" был один из самых дорогих ресторанов в городе. Разумеется, Ольга в нём никогда не была. Да и вообще она в ресторанах была только с компанией. Один раз в "Туристе" на дне рождения однокурсницы и два раза в "Маяке" на свадьбах. Видя, как швейцар подобострастно открывает им дверь, Ольга поняла, что Игоря здесь знают. Гардеробщик его тоже узнал, поздоровался и критически оглядел Ольгу.
- Наверное, я не первая, кого он приводит сюда, - подумала Ольга и заскучала, - все эти люди, очевидно, принимают её за очередную Игореву пассию.
В волнении Ольга не заметила, как серёжка (из Любкиной коллекции) запуталась в волосах. Видя её затруднение, Игорь стал ей помогать высвобождать ухо. Он подошёл так близко, что Ольга услышала, как бьётся его сердце. Ей захотелось его обнять за шею, поцеловать, а там будь, что будет. Когда серёжка высвободилась, Игорь ещё долго стоял рядом, пристально разглядывая Ольгу в зеркало. Большой вырез платья и полуоголённая грудь произвели на него должное (на это и рассчитывалось!) впечатление. Беспомощно оглянувшись по сторонам, он прошептал:
- Оль, ну, нельзя же так. Это провокация какая-то!
- Это, чтоб ты не передумал! - выпалила Ольга и тут же пожалела о сказанном - кажется, она замуж за него не собиралась, была намерена отказать, а получилось - снова напрашивается.
Игорь открыл дверь в зал.
- Пойдём, здесь тебе понравиться.
- Почему?
- Потому что ты тоже из прошлого.
Как только они вошли в зал, один из официантов, быстро подошёл к ним, поздоровался с Игорем и повёл их к столику. Ирка и тут оказалась права - их столик находился в небольшой полукабинке рядом со сценой. Официант хотел предложить Ольге стул, но Игорь, слегка отодвинув его, сделал это сам. Ольге это понравилось. Официант, поняв свою оплошность, извинился и, почувствовав себя лишним, вышел в зал. Игорь сел напротив Ольги и стал намеренно "пожирать Ольгу глазами", вводя её в краску. Чтобы скрыть смущение, Ольга стала рассматривать зал (то есть половину зала, потому что вторая половина ей была не видна). Интерьер помещения был убран богато. Тяжелые атласные и бархатные шторы на окнах, плюшевые скатерти на столах, бархатная обивка кресел. Томный приглушённый свет. В зале было немного народу - вечер только начинался. На сцене появился саксофонист. Поприветствовав публику, он заиграл. Зал зааплодировал. Мелодия показалась Ольге знакомой.
- Кажется это из какого-то старинного фильма... Вот и слова вспоминаются "откройте двери, люди, я ваш брат, ведь я ни в чём, ни в чём не виноват". Правда, как из прошлого! А, что имел в виду Игорь, говоря, что она " тоже из прошлого"? Наверное, намекал на её застарелую девственность. Появился некто с табличкой "Менеджер", поздоровался с Игорем и предложил ему меню, не удостоив при этом Ольгу даже взглядом.
- Интересно, героиню какого фильма я сейчас больше напоминаю: Фросю Бурлакову "шесть стаканов чаю" или героиню из фильма "Красотка". Наверное, всё-таки вторую, потому что вилку для салатов я всё же отличаю от вилки для рыбы. Игорь подал ей меню, Ольга отрицательно покачала головой:
- Всё, что угодно на твой вкус. Кроме устриц и мидий, разумеется.
Игорь и менеджер рассмеялись одновременно. Первый весело - непринуждённо, второй снисходительно - осторожно.
На вопрос, что она предпочитает пить, Ольга, не раздумывая, ответила:
- Коньяк "Наполеон", пожалуйста.
Игорь удивлённо поднял брови. "Менеджер" замер вполоборота. Сообразив, что ляпнула что-то не то, Ольга, как бы извиняясь, объяснила Игорю шёпотом:
- Я уже сегодня выпила рюмочку коньяка - не смешивать же.
Не перестав быть удивлённым, Игорь согласно кивнул. "Менеджер" задвигался. Среди приготовленных на разносе вин "Наполеона" не было. Он извинился и скрылся за перегородкой. На ней висела огромная картина с изображением старинного Любинского проспекта, нынешней улицы Ленина. Ольга засмотрелась на картину. "Чего-то в этом пейзаже не хватает. Интересно чего? Так сразу и не сообразишь".
Бесшумно появился первый официант, неся на разносе бутылку коньяка, точно такую же, какая была у Любки. Ольга улыбнулась бутылке так, словно увидела хорошего знакомого. Всё это время старалась не смотреть на Игоря. Страшно было встретиться с ним взглядом и услышать слова признания, а не услышать их - было ещё страшнее. Официант налил Ольге коньяку, Игорю лёгкого вина (он же за рулём!) и снова исчез. Ольга пригубила коньяк без приглашения, надкусила лимонную дольку и только тогда посмотрела на Игоря. Тот, погружённый в какие-то свои (наверное, посторонние!) мысли, казалось, забыл об Ольгином существовании. Ольга обиделась. Допила коньяк (кстати, на вкус он ей совсем не нравился), доела лимон и сказала:
- Хочу ещё!
Игорь вздрогнул. Увидев, что Ольгина рюмка пуста, машинально взялся за бутылку, но тут же передумал, отдёрнул руку и сказал прямо, без предисловий:
- Оля, выходи за меня замуж.
Ольга опешила, как будто не ждала этого. Все придуманные ночью и заученные днём слова моментально вылетели из её головы. Пока лихорадочно пыталась вспомнить из ранее заготовленного хоть что-нибудь, пауза за столом затянулась.
- Оля, ты слышишь меня?
- Да, - будто чем-то поперхнувшись, выдохнула Ольга.
- Это ответ на моё предложение или на мой вопрос?
- Нет..., то есть да, - чувствуя, что сейчас расплачется, Ольга уставилась на картину. "Ну, конечно, там нет часовни, которая сейчас расположена при въезде на мост со стороны Любинского проспекта". Игорь протянул руку, налил ей коньяка и сказал:
- Солнышко, выпей и успокойся.
Ольга отрицательно покачала головой. Голова и без того гудела, наверное, она уже захмелела. Не понимая её прихотей, Игорь посмотрел на неё с лёгким укором. И, правда, что за дела "да-нет, хочу-не хочу". "Почему же всё-таки на этой картине нет часовни. Когда её писали?". Не найдя других подходящих слов, Ольга сказала:
- Мы такие разные и совсем не знаем друг друга.
Задумавшись, Игорь немного помолчал:
- Это не так. У меня такое чувство, что мы знаем друг друга давно. А у тебя нет?
Ольга неуверенно пожала плечами.
- А я точно знаю, что мы были с тобой знакомы когда-то давно, в прошлом. В другой жизни. Понимаешь?
Очевидно, на лице Ольги появилось странное выражение - Игорь занервничал:
- Ну, как же? Я тебя сразу узнал. Там в клубе, когда ты сидела на подоконнике. А ты меня разве нет?
Ольга вспомнила, что подобное что-то мелькало и у неё в голове. Игорь продолжал:
- А когда мы с тобой танцевали и я обнимал тебя - я точно знал, что ты уже когда-то была моей! Я даже родинки твои помню!
- Какие родинки? - опешила Ольга.
- Одну на правой груди, а другую, маленькую, возле пупка.
"Не может быть!- думала Ольга.- Ну, допустим, ту, что на груди он мог видеть, когда целовал меня в машине, а - вторую? Так низко у нас дело не зашло".
- И сейчас, стоит мне прикоснуться к тебе, я теряю над собой контроль, потому что помню тебя всю. Не смотри на меня так, Ольга, я не шизофреник. Я сам толком не могу объяснить, что к чему. Но это точно!
Ольга слушала его и не верила своим ушам: "неужели он верит во всю эту чушь. Странный он. Хотя, тогда в клубе я тоже почувствовала, что откуда-то знаю его... А потом? Потом нет. Просто его близость волнует очень, вот и кажется, что это уже было когда-то".
- Я согласна, - сама не ожидая того, произнесла Ольга.
- Согласна? Со мной?- не сразу понял Игорь.
- Согласна... выйти за тебя замуж.
С минуту оба молчали. Потом одновременно засмеялись. Забыв, про то, что "за рулём", Игорь выпил залпом два бокала вина и произнёс:
- Тогда, по случаю нашей помолвки, я приглашаю тебя на танец. Что ты хочешь танцевать?
"С тобой - хоть "Краковяк", хоть "Польку-бабочку", - подумала Ольга, а вслух сказала: - Попроси сыграть саксофониста что-нибудь похожее на вальс.
Недолго раздумывая, саксофонист заиграл мелодию песни "лепестками белых роз, наше ложе устелю, я люблю тебя до слёз, без ума люблю..."
Вальс получился очень медленный, но красивый. Торопиться им было некуда. Игорь держал Ольгу в своих объятиях так нежно, словно она и была одной из тех роз, о которых пелось в песне. Ольге же хотелось одного, чтобы это ощущение близости и родства не исчезло никогда. Ни одна из присутствующих в ресторане пар не вышла танцевать под столь нетипичную для вальса мелодию. И это тоже было здорово! Это был только их танец. Один на двоих. И саксофонист играл только им двоим.
После вальса Игорь подозвал менеджера и что-то ему сказал. По тому, как тот заинтересованно взглянул на Ольгу, она поняла, как вырос её рейтинг в его глазах.
Игорь сказал, что сейчас они пойдут покупать кольца. Какая помолвка без колец! А что заранее он не побеспокоился, то это чисто из суеверия. Они вышли из ресторана и, не сговариваясь, пошли к Набережной (так что Верочка не так уж была не права). Там они долго смотрели на Иртыш и думали, каждый о своём, а может быть, уже об общем. Игорь попросил Ольгу рассказать ему о себе "нынешней". Ольга удивилась. Что рассказывать - то. Живу в деревне с матерью и отчимом. Имею младшего брата по матери - Женьку. Очень люблю его. Школу закончила с серебряной медалью. Сразу поступила в университет на филфак. Учусь на втором курсе. Учиться нравится. Вот и всё.
В магазин пришли за полчаса до его закрытия. Миловидная блондинка, не угадав в них с первого взгляда солидных покупателей, сказала, что касса снята и ничего сделать уже нельзя. Игорь заворковал. Слов Ольга не слышала. Но по сияющему лицу блондинки, Ольга догадывалась, какие такие приятные вещи он ей говорит.
- Ну, вот. Мы ещё не женаты, а он флиртует с первой встречной, - занервничала Ольга.
Наконец, Игорь вернулся к Ольге, взял её за руку и повёл к витрине:
- Ты выбираешь кольцо мне, а я - тебе!
Увидев ценники на витрине, Ольга не на шутку встревожилась - хватит ли у него денег, чтобы расплатиться. А блондинка расплылась в такой улыбке, словно это ей будут выбирать кольцо. Тут же появился гравёр, который предложил сделать кольца именными. Игорь согласился. Он выбирал недолго. Ему понравилось кольцо из белого золота, покрытое россыпью мелких бриллиантов. Ольга согласилась. Она ответила ему тем же - рифленое кольцо из белого золота, без всяких украшений. Её смутило только то, что её кольцо было в несколько раз дороже. Но Игорь сказал, что так и должно быть. Ольга успокоилась. Гравёр предложил много различных надписей. Но ни одна из них ни Игорю, ни Ольге не понравилась. Немного подумав, Ольга предложила "Вечно любимому мужу от Ольги". Гравёру и блондинке эта надпись показалась "какой-то мистической", но Игорь понял Ольгин намёк и ответил ей тем же "Вечно любимой жене от Игоря". Через полчаса, когда они снова по набережной возвращались в ресторан, Игорь кратко рассказал о себе. Воспитывался у деда по матери: мать вышла повторно замуж - родила ещё двоих пацанов, а муж её возьми да и утони по пьянке в речке. Осталась с тремя мальчишками на руках. Вот старшенького и помогал поднимать дед. Сначала хотел стать морским офицером. Поступил после армии в Киевскую военно-морскую академию. А тут развал Союза. Украина объявила о "самостийности". Кто остался - принял присягу на верность Украине. Большинство разъехалось по домам. Вернулись с другом в Омск. Сейчас имеют небольшой совместный бизнес - открыли несколько пунктов по приёмке цветного и черного лома. Сначала было трудно. Бандиты, рэкетиры. А теперь ничего, жить можно!
Когда вернулись в ресторан, Ольга увидела, что вся их VIP-зона уставлена букетами белых роз. А на столе не было разве что устриц и мидий! Ей хотелось поблагодарить Игоря, но она не знала как. Волнуясь, она взяла его руку, большую, с длинными тонкими пальцами, поцеловала её, положила на неё свой подбородок и замерла. Игорь, ласково погладил её по голове и сказал:
- На сей раз, мы будем жить долго и счастливо!
Ольга не сразу поняла, что значит "на сей раз", но переспрашивать не стала. Она была счастлива сейчас и потому думать ни о прошлом, ни о будущем не хотела.
Через неделю они поехали к её родителям договариваться о свадьбе. Мама была удивлена и, не смотря на то, что Игорь произвёл на неё хорошее впечатление, чем-то подавлена. Брат Женька был счастлив. Вокруг Игоревой машины собралась почти вся деревенская ребятня. А когда Игорь дал Женьке ключи и разрешил посидеть в машине и включить музыку, мальчишеской радости не было конца. Отчим, до неприличия, был рад тому, что появилась возможность спихнуть "доченьку" с рук и не тратиться на её образование. Что касается соседей и ближайших родственников, их чувства разнились от восхищения до зависти. Но все сходились в одном мнении - свадьбу нужно гулять в деревне. Игорь думал несколько иначе. Он хотел венчаться в старинном Казачьем соборе, а расписываться во Дворце бракосочетания. По его мнению, всё должно быть по высшему разряду. Отчим потакал ему во всём, очевидно, боясь, как бы тот не передумал. Мама молчала. Чёрные круги под её глазами говорили о том, что муженек опять запил и не даёт ей покоя. Вечером, оставшись один на один с матерью, Ольга спросила, как ей Игорь. Мама погладила её по волосам как когда-то в детстве и сказала:
- Если ты будешь с ним счастлива, то и я буду счастлива. Любой матери счастье ребёнка может заменить её собственное.
Наконец, договорились: свадьба будет в Омске, а выкупать невесту Игорь приедет в деревню. И тогда все желающие смогут поехать в город на свадьбу - отчим, даже пообещал договориться с "колхозным" (ЗАО по-прежнему в народе называли колхозом) автобусом. Благо, что он не последний человек на селе. Когда они уезжали, Ольга видела на глазах матери слёзы и не могла понять - это слёзы радости или печали.
Ещё через неделю поехали к его матери в Новосибирскую область. По дороге Игорь рассказал, что совсем недавно в его семье случилось несчастье (это было как раз тогда, когда он отсутствовал две недели): погибли два приёмных ребёнка его среднего брата Алексея. Дело в том, что Алексей, вопреки народной традиции "и так и сяк" был самым незадачливым из трёх братьев. В школе учился плохо, из СПТУ его выгнали за прогулы. В армии выучился на газосварщика. Профессия неплохая, но в деревне таких специалистов (да ещё и поопытнее его!) было много, а варить особенно нечего. Год просидел на шее у матери, потом женился на вечно пьяной и гулящей Маринке - девке из соседней деревни. Переехал жить к ней - у неё небольшой домишко и двое детишек мальчик и девочка, трёх лет и одного года. Жили два года. Мать, как могла, помогала, к детишкам стала привыкать - своих внуков-то ещё не было: Игорь вечно занят работой, а младший Гришка хоть и "перепортил" половину деревенских девчонок в вопросах предохранения был очень аккуратен. И всё бы наладилось, если бы не пьянка. Вместе с Маринкой и Алёшка стал спиваться. Ни увещевания брата, ни матери не действовали. Ребятишки, когда бабушка на работе (а она кухарничала в полевой бригаде) были предоставлены сами по себе. Вот и "умодились" на речку бегать. Плот какой-то сами смастерили и отравились на нём в путешествие, по только им одним известному, маршруту. Они всегда были неразлучны: братик и сестричка. Нашли их только на третий день. Мужики - водолазы говорят, так и держались за руки - расцепить было нельзя.
Эта история произвела на Ольгу грустное впечатление. Что пьянство до добра не доводит, это она знала: отчим тоже попивал, и пьяный на мать руку поднимал. Но чтобы такое! Ольга всё пыталась представить, что испытывали эти детишки в последние минуты жизни. Звали мать на помощь или только на себя надеялись? А она "пьяненькая-с" спала. Картина подстать мармеладовской.
Варвара Петровна встретила Ольгу хорошо. Расцеловала и расплакалась:
- Неужели нашлась та девка, которая его на себе женит.
Стали собирать ужин. А перед ужином в баню. С дороги помыться. Первыми пошли мыться Ольга и Варвара Петровна. Разглядывая будущую невестку, Варвара Петровна спросила:
- Спишь с ним уже?
Смутившись, Ольга отрицательно покачала головой. Та одобрительно кивнула:
- Потому и женится.
На смотрины невесты собралась вся деревня. Мужчины здоровались с Игорем за руку, женщины критически разглядывали Ольгу. Пришли две молодые девахи. Одна из них тут же повисла на шее у Игоря. Ольга заволновалась. Оказалась сестрёнка - двоюродная. Кем Игорю приходилась вторая "деваха", Ольга не выяснила. Но потому, как смотрела она на него, Ольга поняла, что далёко не родственные отношения их связывали. Пришли и Маринка с Алексеем. Алексей - трезвый, чуточку виноватый, Маринка - пьяная, весёлая. Ближе к ночи появился Гришка, критически осмотрел Ольгу, сказал старшему брату "ничего бабца", получил от того солидный подзатыльник, наскоро перекусил и слинял из дома на старом, добитом ещё дедовском мотоцикле. Когда заговорили о свадьбе, Игорь сказал, что пришлёт за родственниками "Газель", а Лёшке объявил:
- Ты приезжай, но чтобы этой шалавы там не было. Не зли меня, брат, не зли.
Лёшка согласно кивнул головой.
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >