Понедельник, 24.07.2017, 11:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Звон на заре 50

50 
   Но вопреки ожиданиям, ночь прошла спокойно. Не считая того, что мальчики без конца просыпались и требовали внимания. Досталось всем. И Лизе, и Андрею, и трём ночным сторожам. Утром, обходя двор, Николай заметил на шлагбауме нечто светлое. При ближайшем рассмотрении понял, что это женская юбка. Марийка опознала в ней юбку Натальи. На подоле и оборках были красно-бурые пятна крови. Марийке сделалось дурно. Зная Олега и Мишку, она тут же предположила, что может значить такой подарок: получать будешь свою "мамочку" частями. 
    Из дома она почти не выходила. Лиза тоже. В архирейский дом переселились и Надежда с Николаем и внуками. Только Агафья осталась в своём домишке. Она уже ничего не боялась. Связь с внешним миром держали теперь через Андрея и Николая. 
Во время обеда Серёга (он и Сашка остались сегодня на дежурстве) вдруг странно вздрогнул, поднял вверх указательный палец и сказал:
- Так!
Все уставились на него.
- Если у них по плану каждый день предъявлять нам по одной вещи, то у наc есть... сколько дней? - он взглянул на Марийку.
Та, недоумевая, пожала плечами.
- Нет, Маша. Ты не поняла. Сколько предметов женского туалета носит на себе каждая православная женщина?
Марийка покраснела. Каждая по - своему. Но в среднем... Она задумалась. Две юбки: верхняя и нижняя, блузка, сорочка. Ну ещё кое-что... Итого, шесть-семь.
- Тогда у нас целая неделя впереди, - грустно пошутил бригадир.
- Какая неделя! - взвилась Марийка. - Вы что Мишку не знаете? Он будет мучить её днём и ночью. Пока не замучит до смерти. А потом привезёт и бросит за шлагбаумом, как юбку!
Взглянула на Андрея, на Сашку.
- Ну, этот-то "шутит", ему она никто, а тебе? Сашка?
Сашка покраснел. Серёга тоже.
- Извини, Маша, дурацки пошутил, конечно... Но я вот, что думаю... Не собираются же они возить каждую её шмотку за двести вёрст из города. Значит, они где-то неподалёку. И её держат при себе. А если они не в городе, то в тайге... А кто из них тайгу знает хорошо? Никто! Если, конечно, они проводника не наняли. А я думаю: не наняли. Это лишний свидетель. Из этого я делаю вывод, что они... находятся на нашем прошлогоднем стане. Том самом, откуда Маша убежала... А?!
- Действительно, - заговорил молчавший до этого Сашка, - там ведь старый разломанный балок остался и банька. Мы же не стали разбирать. Охотникам оставили. И место это они хорошо знают...
За столом повисла выжидательная тишина.
- Вызывай, Сашка, по рации Илюху и Пермяка. Только пусть будут осторожны. Не исключено, что те за храмом следят. Желательно нам тут не сильно светиться. Можем вспугнуть. Они ведь рассчитывают, что тут мужчин-то всего двое. Уверены в своей безнаказанности.
     Через час появились Илья и Пермяк. План был прост. Дойти до старого стана и осмотреться. Если Серёга прав, то держат они Наталью именно там. 
Чтобы ускорить время, решено было, что Николай на лодке спустит их по течению реки и будет ждать. Наскоро перекусив, мужчины отправились в путь. Время замерло в тревожном ожидании, люди тоже. Даже малыши вели себя непривычно тихо. Выорались за предыдущую ночь? Или к следующей готовились?
Приехала с вахты остальная бригада. Поужинали. Сашка приказал быть наготове, но сильно во дворе и на источнике не светиться. Сумерки поползли из леса, взошла луна, на деревьях и кустах заблестели капли росы. Хотя, может, это и не роса вовсе... Марийка моргнула ресницами. Капли побежали по щекам к подбородку, к шее. Снова вошёл Андрей. Просто прижал жену к себе. Молчали. Затем Андрей почти силой уложил жену в постель. Подоткнул её со всех сторон одеялом, словно было холодно, и прилёг рядом, не раздеваясь. Не спали.
     Солнце уже золотило верхушки леса, когда скрипнула входная дверь. Андрей приложил палец к её губам и вышел. Напряжение стало не выносимым. Она выглянула в трапезную. За столом сидели мужчины: Андрей, Сашка, Серёга, Илья и Пермяк. Марийка прислушалась. Шептал Илья: 
- Там они... Её держат в баньке. У них машина. Охранники говорили между собой про "весёленькую ночку", которую готовят Олег и Мишка. Не понятно только: кому? Наталье или Марийке. Ни того, ни другого на стане нет, но завтра к вечеру прибудут все. Мы дождались, когда охранники (или кто там они?) уснут, и в баньку. Она связанная. Рот заклеен. Говорит: Олег и Мишка были в бешенстве, когда увидел, что это не Марийка. Давай её пытать: кто такая? Мишка набросился: изнасиловал, охранникам приказал убрать как ненужного свидетеля. Те заартачились. Мы, дескать, на мокруху не подписывались. Ты удовольствие "поимел", ты и кончай бабу. Но тут Олег вмешался. Сказал: пока пусть живёт. Пригодится. Кажется, он догадался, кто она такая, или подозревает. Хочет кое-что проверить. Мы хотели её забрать с собой. Но Серёга предложил "взять их с поличным". Завтра. Когда будут все вместе. А с утра в милицию...
     Марийка ахнула. Лишь сейчас мужчины увидели её в проёме дверей. Замолчали, как заговорщики. Женщина подошла к столу и гневно зашипела: 
- Вы что, оставили её в руках бандитов?
Серёга стал оправдываться:
- Ну, во-первых, бандитов там сейчас нет. Только охранники. Ей до вечера ничего не угрожает. Во-вторых, ребята (он показал на Илью и Пермяка) после завтрака туда вернуться. В случае чего примут меры. А в-третьих, нам нужно их всех в милицию сдать. Хорошие сроки им светят. Похищение, избиение, насилие, плюс преступный сговор. А иначе, как бы мы доказали, что они все в деле. Ну, Мишка, тот дурак, а Олег точно "отбрехался" бы. Ищи его потом. К тому же мы её не неволили. Она сама согласилась...
Марийку затрясло от негодования:
- Вы все садисты и убийцы. Оставить человека в руках преступников. Вдруг они передумают? Перевезут куда-нибудь? Планы поменяют? Что тогда?
Мужчины молчали. Потом Серёга пожал плечами:
- Риск, конечно, есть. Но иначе как нам с ними бороться. Не убивать же! Ну, вернём её. Пугнём их как следует. А через месяц-два они опять что-либо затеют. А в зиму, когда мы уедем, как вам одним оставаться? А так факт преступления на лицо. Не отвертятся. Лет на десять загремят...
Андрей поднялся жене навстречу.
- Успокойся, радость моя. Сергей прав. Их надо брать с поличным. Мы с тобой с утра едем в милицию. Заявление подавать о пропавшей родственнице. Есть предположение, что она находится там-то. Сергей нам поможет, а Александр и ребята Наталью подстрахуют.
И чтобы Марийка не возражала, подтолкнул её в соседнюю комнату.
- Иди, приводи себя в порядок. Детей возьмём с собой. Вдруг дело затянется.
     Дело и в самом деле затянулось. Благодаря стараниям Серёги заявление всё-таки приняли. Но время уже перевалило далеко за полдень. Следователь долго выслушивал Андрея, потом вяло заметил, что заявления принимаются только от ближайших родственников. 
- А Вы, батюшка, собственно кем приходитесь пропавшей?
Андрей слегка растерялся, но тут к следователю подскочила Марийка:
- Он зятем приходится. Понимаете? А я дочерью. Если он не ближайший родственник, то ближе меня у неё никого нет.
    Следователь согласно кивнул и протянул Андрею лист бумаги. Узнав же, что Андрей знает предполагаемых преступников и место, где прячут пленницу, повеселел. Ещё бы! Такое дело раскрутить в один день! Он и ещё один оперативник решили выехать на место происшествия, осмотреться и затем уже вызывать группу захвата. 
    Марийке казалось, что всё происходит, как в замедленной киносъёмке. Медленно идут. Медленно едут. Медленно рассматривают место похищения и улики: косынку и юбку. Составляют протоколы осмотра, опрашивают свидетелей. Накормив и уложив детей спать, Марийка ушла в храм - молиться. Встала перед иконой Пресвятой Матери и заплакала. Неужели Господь вернул мне маму для того, чтобы снова лишить меня её. Впервые за всё время подумала о Наталье как о своей матери. Вот ведь как натура устроена человеческая: что имеем не храним, потерявши плачем, а бывает и того хуже - Господа обвиняем. Проводив следователей, в храм вошёл Андрей. Остаётся ждать и молиться. От напряжённого ожидания все словно онемели. Говорили жестами или шёпотом. Даже Кирилка с Егоркой и те вторую ночь подозрительно молчали. Весь вечер Лизонька не отходила от матери. Интуитивно чувствуя, что это их общая беда. Общая потеря.

< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 >