Пятница, 22.09.2017, 18:04
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(8)

8

Заговорил во сне Андрей. Он звал Грома, деда и ещё кого-то кататься на санках с горки.
- Может, замёрз,- подумала Ольга и плотнее закутала его в шубу.
- Вещи разобрала теперь нужно заняться документами, а то покидала в сумку всё подряд без разбору, что нужно и что не нужно. Вот, например, технический паспорт на старую квартиру, свидетельство о регистрации. Странно, почему Игорь хранил эти документы - ведь квартиру два года как продали. На него это не похоже. Он любил порядок во всём, а уж в документах тем более. Ладно, утро вечера мудренее, "подумаю об этом завтра".
Ольга сложила все документы в верхний ящик комода, задула свечу и легла в свою новую постель. Чистые простыни обдали её прохладной свежестью - Игорь любил такие, свежие, неглаженые, сохраняющие дух улицы. Поэтому Ольга сушила бельё, в основном, на улице и в редких случаях на лоджии.
- Нужно ехать в город и решать что-то с квартирой - продавать очень не хочется, вот, если бы удалось сдать её за хорошие деньги на год, на два. А там, глядишь, и Игорь объявится, - по привычке подумала Ольга и заснула.
Утром, поразмыслив, Ольга решила, что поедет в город завтра. Надо тётку Настю предупредить - ведь дети на неё останутся. Возможно, в один день не уложусь - придётся остаться на ночь. Да и с документами надо разобраться. Что с собой взять? Что оставить? А сегодня на станцию надо сбегать, в город, детишкам подкупить печенья. Молока теперь вволю. По дороге на станцию Ольга задумалась "как ей жить дальше?". Скорее всего, Игорь в ближайшее время возвращаться не собирается. Если он сбежал от бандитов, то ему нужно время, чтобы о нём забыли. Если он сбежал от неё, то может вообще никогда не вернуться. А если он не сбежал? Что с ним? Где он теперь? Больше думать на эту тему Ольге не хотелось. Посчитав оставшиеся рубли в кармане, она пришла к выводу, что рассчитывать ей придётся только на себя. Ну, ещё самую малость на дядю Пашу с тёткой Настасьей. Самую малость! Теперь это так называется. Села на шею и ноги свесила. А у них своих проблем хватает. Взять бы сыночка родного или братика. И такое в жизни бывает, растишь ребёнка как сына, а оказывается он твой брат. Вспомнив историю, рассказанную тёткой Настей о своей жизни, Ольга про себя перекрестилась. Не дай Бог!
Родилась Настя Полякова в третью послевоенную весну. Отец её с фронта пришёл весь израненный, однако успел перед смертью взглянуть на свою единственную дочку. Растила Настю мать - тихая набожная женщина, которая всю жизнь работала сначала на колхоз, а потом на совхоз. Никакой работы не гнушалась: поила, доила, варила, косила и в результате заработала от государства пенсию. 14 рублей! Из всех радостей в её жизни была дочь, умница и красавица. Не смотря на скудное своё существование, очень хотелось ей выучить Настеньку, вот и отдала она её учиться в семилетку, в город. Была у неё тайная мечта, сделать из дочери докторшу. Жить в городе было негде, квартиру снимать не на что, вот и ходила Настенька пешком из деревни в город и из города в деревню каждый день. Всего-то шесть километров туда, шесть обратно. В один из осенних дней припозднилась и нарвалась в лесу на двух дорожников (железные пути ремонтировали). Ей бы посторониться, да быстренько обойти их, а она на их вопрос "как коротким путём на станцию пройти?" ещё вызвалась их проводить. Как только вошли поглубже в лес, так и набросились на неё два мужика. Один за ноги держал, другой насильничал, а потом поменялись ролями. А рот ей травой заткнули. Чтобы не кричала, значит. От боли, от удушья и холода стала Настя быстро млеть и сознание терять. Мужики, видя, что толку с неё мало - вот-вот девка загнётся, отпустили её, припугнув "мол, если кому скажешь - прибьём". Только Настя выползла из леса, а тут дед их деревенский со станции на лошади ехал. Настю быстрей в больницу. А там милиция. Взяли этих мужиков. Суд был: одному дали семь лет, другому пять: пожалели - у него дети малые. В деревне Настасью сначала жалели, а потом поползли слухи, что сама, мол, виновата, гуляла с ними. Зря мужиков посадили. От стыда и соседских любопытных взглядов слега мать. В школе сначала косились, а потом и вовсе предложили куда-нибудь уехать. Похоронив весной мать, осталась Настя одна-одинёшенька. Сначала, и правда, хотелось убежать на край земли. Да на что бежать-то денег за душой ни гроша. После смерти матери, ей тоже государство пенсию определило по потере кормильца - семь рублей. Да денег этих даже на хлеб не хватало. Жила в деревне ещё с довоенных времён ветеринар, Эмма Фридриховна. Она-то и взяла Настю к себе в помощницы и научила ветеринарному делу. Потом, когда спустя много лет, Настя всё же поступила в техникум, преподаватели удивлялись её глубоким и разносторонним знаниям. А через год посватался к Насте вдовец из соседней деревни, Прохоров Иван. Долго не решалась Настенька ответить ему согласием: разница в возрасте большая, да и слухи о нём ходили разные: поговаривали, что жена его первая умерла от кровоизлияния в мозг - результат его пьяных разборок. Но когда на колхозной конюшне её "зажал" новый зоотехник, присланный из города для увеличения поголовья крупного рогатого скота, Настя поняла, что покоя ей не будет, и дала согласие Прохорову. Всё бы ничего. Да только был её муж очень ревнивый. Он ревновал её к тем дорожникам, обвиняя в том, что "сама подставила", ревновал к каждому прохожему мужику, который с ней здоровался, к каждому новому специалисту, приехавшему в село, но пуще всех ревновал он Настю к своему шестнадцатилетнему сыну Пашке. С первого дня пасынок и мачеха (да какая там мачеха - на пять лет всего старше) подружились. Весёлый он был, Пашка-то, а Настя - певунья. Может, их дружба так бы и осталась дружбой, если бы не постоянные намёки Ивана и выяснение отношений при помощи кулаков. Однажды, вернувшись из соседней деревни (он был печником хорошим, калымил по деревням), он снова набросился на жену с кулаками. Соседи ему сказали по дороге, что видели, как Настя в лес бегала. Зачем? За грибами? И это грибы? Корзина полетела жене в голову. К Пашке бегала, на случку (Пашка в это время подрабатывал на колхозной пасеке)! Убью стерву! Он метался по комнате, пытаясь ухватить Настю за волосы. Тут и появился Пашка. Услышав крики ещё на улице, он схватил первую попавшуюся палку, валявшуюся возле сеней, влетел в дом и крикнул:
- Не трогай, гад, её! Я тебя сам убью. За мамку не убил, так за Настю убью!
И такое было у него при этом лицо, что Настя поверила - убьёт. Похоже, поверил и Иван. Он оторопел. Воспользовавшись его замешательством, Настя бросилась к пасынку, повисла на руке и зашептала:
- Пашенька, милый не надо. Хочешь, уйдём с тобой, куда глаза глядят.
Пашка согласно кивнул.
"Куда глаза глядят" - это оказалась колхозная пасека, где пасечником работал полуглухой и полуслепой дед Гнат. Он-то и приютил беглецов. А через девять месяцев родила Настя сына, которого в честь своего отца назвала Владимиром. С тех пор прожили Настя и Пашка, а теперь Настасья и Павел, без малого тридцать лет. Сына растили. Думали радость и опора на старости лет. Да только с годами стал Володька смахивать на своего деда Ивана Прохорова. Горбонос и такой же чернявый (сам-то Павел был русоволос и ясноглаз - материна порода). И характером в того выродился: злой, ревнивый, ни отца, ни мать не почитающий. Вот и закралась дяде Паше мысль на старости в голову, что не сына он растил, а родного брата. Поэтому когда тот, женившись, переехал в город, он вздохнул с облегчением - не будет глаза мозолить, раздражать. Тетка Настя, конечно, переживает, скучает, ей-то он, по любому, - сын. Ездит к нему в гости, внуков повидать, гостинца передать. Не то, чтобы тайком, но и, не особенно афишируясь перед мужем.
На следующее утро Ольга всё-таки решилась ехать в Омск. По дороге она скучала, глядя на полуспящих пассажиров. Самой спать не хотелось. В душе появилось тревожное чувство, словно предстояло сделать нечто неприятное. Чтобы не думать о том, что ждёт её в Омске, Ольга стала вспоминать...

Игоря в фойе не было. Увидев её растерянное лицо, вахтёрша Надежда Егоровна сказала:
- Ждал, ждал. Да и вышел на крыльцо покурить, видно. Иди - он там.
Ольга направилась к двери и столкнулась в узком коридоре с Игорем. Какое-то время молчали, не решаясь ни пройти внутрь, ни выйти наружу. Первым пришёл в себя Игорь. Открыл дверь и пропустил Ольгу на улицу.
- Ну, ты даёшь! - заявил он вместо того, чтобы поздороваться.
- В смысле?! - возмутилась Ольга, приняв его слова как упрёк за опоздание.
- В смысле, выглядишь потрясающе!- с восхищением проговорил он, и Ольга почувствовала себя счастливой.
Всю дорогу до музыкального театра молчали. Игорь делал вид, что внимательно следит за дорогой, а Ольга просто наслаждалась тем впечатлением, которое произвела на него. Спектакль был хорош, хоть и без Карачинцева, а всё-таки здорово! И наши провинциальные актёры поют и играют прекрасно. Во время спектакля Игорь пару раз взглянул на Ольгу так, что по рукам и ногам побежали мурашки.
- Если сегодня пригласит меня к себе, я, пожалуй, соглашусь. Принципы - принципами, но упускать такой шанс нельзя. Да и нравится он мне очень!
После спектакля, когда Игорь помогал надеть ей плащ, она на какое-то мгновение оказалась в его объятьях. Мурашки стали расползаться по всему телу, ноги ослабли. Он прикоснулся губами к её волосам и прошептал в самое ухо:
- Хочу тебя. Сильно-сильно.
Развернувшись к нему лицом, Ольга приложила свой палец к его губам и прошептала:
- Нельзя... . Пока нельзя.
- А когда будет можно?
Удивляясь своей наглости, Ольга показала на безымянный палец правой руки. Игорь удивлённо простонал:
- После свадьбы что ли?
Ольга, понимая, что этого делать не стоит, утвердительно закивала головой.
- Так не бывает, - умоляюще проговорил он.
- А у нас будет! - Ольга убрала его руки со своих плеч и пошла к выходу.
В машине оба молчали. Видно было, что Игорь нервничал. Ну, ещё бы - опять облом! Ольга тоже чувствовала себя не лучше. Бес в неё, что ли какой-то вселился, сама парню в жёны напрашивалась. Вот это воспитание! Видела и слышала бы это всё младшая бабуля. И вообще её поведение становиться непредсказуемым. Сама не ведает, что может вытворить в следующую минуту. Надо кончать эти шуточки - ведь она совсем не знает этого Игоря, мало ли что у него на уме. Может он маньяк какой или извращенец, завезёт сейчас куда-нибудь в кусты и... . Испугавшись, что тот может прочитать её мысли, Ольга негромко сказала:
- Всякая чушь в голову лезет. А у тебя?
- А у меня наоборот, башка пустая, не могу сообразить, что и как.
- Ты не сердись, насчёт кольца это была шутка, просто я не могу так сразу, мне надо время. Понимаешь?
Игорь взглянул на неё и улыбнулся:
- Не понимаю. Но в любом случае, решать тебе.
Пока Ольга раздумывала над его словами, подъехали к общежитию. Выходить из машины не хотелось, может, потому что на улице опять шёл дождь. Хотелось прижаться к Игорю - такому сильному, тёплому, желанному, но она решительно, не дожидаясь, когда тот откроет дверь, нащупала ручку дверцы и вышла из машины.
Ночью снова не спалось. Хотелось завыть от глупости и одиночества. Верочка и Ирка укатили на выходные каждая в своё село. У Верочки там любовь - вот-вот должен из армии вернуться. А Ирка поиздержалась, поехала, чтобы родители деньжат подкинули. У Ольги тоже деньги на исходе - придётся следующую неделю домой ехать, трясти мамину (от отчима!) заначку. Пробовала читать - не помогло. Книжка опять показалась скучной. В поисках еды обнаружила в холодильнике недопитую бутылку коньяка "Белый аист" - они с Иринкой День знаний (то есть 1 сентября) отмечали, помидор и кусочек копченого сала. Получился мировой закусон. Выпив рюмочку коньяка, Ольга расслабилась:
- Может, ещё не всё потеряно. Он ведь сказал, что я ему нравлюсь. Если после сегодняшнего, не потеряет ко мне интерес, значит, попал. Что она попала и очень крепко, Ольга поняла уже давно.
Последующие две недели Игорь не появлялся. За это время Ольга тысячу раз назвала себя "дурой", "овцой", "курицей" и прочими бранными словами и тысячу один раз нашла себе оправдание:
- Что же теперь? Поманил пальцем, пригласил к себе в первый вечер, и - бежать. Надо же себе и цену знать! Хотя и переоценивать себя не стоит.
Как-то поздно вечером, а точнее сказать рано ночью, в дверь комнаты постучали. Ольга открыла дверь. В коридоре стояли две девчонки юристки с третьего этажа:
- Ольга, там твой на "Тойоте" приехал, стоит под окнами, сигналит и орёт на весь двор: "Оля, я согласен". Ты бы вышла к нему, а то, как бы Василий (так звали мужа комендантши) не позвонил в милицию.
- Покурить дай, - попросила вторая юристка,
- Я не курю, вы же знаете.
- А Верка твоя?
Ольга поперхнулась:
- Верочка, тем более!
Девчонки посмотрели на Ольгу как на ископаемое и со словами "зря тащились на седьмой этаж" направились к выходу.
Ольга растерялась. Идти или не идти? Что это ещё за номера? Поди, пьяный? Не пойду!
Однако, выждав пару минут, стала натягивать спортивные штаны и футболку. Предстояло топать пешком (лифт после девяти тоже не работал). Василий смотрел по телевизору футбол, поэтому не обратил на Ольгу никакого внимания. Сказав, что "на минутку", Ольга проскользнула мимо вахты и вышла на улицу. Резкий порыв ветра с Иртыша заставил её застегнуть молнию на куртке до самого подбородка.
- Скоро снег ляжет, - подумала Ольга. - Будет покров.
У самого крыльца стояла серебристая "Тойота", дверца машины была приоткрыта. Из машины слышалась негромкая музыка. Ольга заглянула в машину. Положив руки на руль, а голову на руки, Игорь спал. Не зная, что делать дальше, стояла в нерешительности, пока не стали околевать ноги (вышла-то в комнатных тапочках). Наконец, осторожно прикрыла водительскую дверцу, обошла машину и села рядом на пассажирское сиденье. Мотор работал, на приборной панели светились и мигали какие-то символы и цифры. Было не очень светло, но достаточно тепло. Под томную музыку Ольга и сама начала дремать.
- Сидение должно откидываться назад, надо поискать кнопочку.
Их оказалась много. Ольга стала нажимать все подряд. Сиденье, конечно, не откинулось, а вот двери заблокировались.
- Сама себя в мышеловке заперла. Теперь не выберусь, пока он не проснётся. Ну, и ладно! Лишь бы не замёрзнуть.
Наконец, справа на сиденье обнаружила нечто похожее на рычаг. Спинка сидения плавно поплыла назад. Вот здорово! Можно отдыхать с комфортом! На заднем сиденье нашарила рукой, что-то мягкое. Оказалось, Игорева куртка. Накрыв ноги курткой, Ольга успокоилась.
- Теперь не замёрзну! Только бы бензин не кончился.
Спустя несколько минут, она тоже спала.
Проснулась от того, что почувствовала дыхание Игоря. Откинувшись на сиденье так же, как и она, тот пристально смотрел на неё. Увидев, что она открыла глаза, Игорь проговорил шёпотом:
- Оля, ты здесь. Рядом со мной. А я, дурак, сплю. Извини, был у матери в Новосибирской области, всю ночь в дороге. Тут с ребятами немножко выпил и сломался.
Он прикоснулся указательным пальцем к её волосам, провёл по лбу, носу, очертил губы и придвинулся к Ольге вплотную.
- А, как же ты пьяный по городу. Милиция на каждом шагу.
- Милиция? Да была милиция, то есть это я у них был, потому и приехал к тебе так поздно.
- Ты был в милиции. И что?
- Ничего, подержали немного и отпустили. Я им объяснил.- Его пальцы стали щекотать ей затылок.
Чтобы унять волнение, Ольга спросила:
- Что объяснил?
- Что я непросто пьяный, а пьяный от любви.
- Неужели?
- Вот ты не веришь, а они поверили и отпустили меня. За двести баксов, конечно.
- Да-а, просто пьяный да плюс пьяный от любви - это взрывоопасная смесь, усмехнулась Ольга.
- Это точно, сейчас взорвусь, - прошептал он, целуя Ольгу в губы. - Точно взорвусь!
Ольга замерла. Его прикосновения были так ошеломляюще приятны, что она боялась пошевелиться. Ей казалось: стоит ей сделать что-то не так, и Игорь снова исчезнет, теперь уже навсегда. Поцелуи его стали требовательнее. Языком он разжал её губы. Кончики их языков соприкоснулись. Ольга вздрогнула. Он расстегнул застёгнутую наглухо молнию на куртке, язык его заскользил ото рта к уху, от уха к подбородку, от подбородка вниз к манящей ложбинке между грудей. Ольге стало трудно дышать. Когда его руки под футболкой прикоснулись к её животу и заскользили вращающими движениями вверх, поняла, что готова на всё.
- Вот так и овладеют тобой, как шлюхой, в машине, - подумала о себе почему-то во втором лице.
Игорь словно услышал её мысли, резко откинулся на своё сидение и хрипло спросил:
- Почему ты не говоришь "нельзя"?
- А что нужно? - вопросом на вопрос ответила Ольга.
Игорь рассмеялся.
- Нет уж, давай не менять правила игры. Я ехал брать неприступную крепость, а тут полная капитуляция. Я не согласен.
- Всего час назад, ты кричал на всю общагу "я согласен". А теперь "не согласен", как тебя понять. - У меня сто человек свидетелей.
- Да, я был согласен - тогда. А теперь - не согласен. Чушь какая-то. Ты меня запутала, Оля.
- Ничего я не запутала. Ты сам запутался. Значит, на неприступную меня ты согласен, а на доступную нет?! - в голосе Ольги послышались слёзы.
- Ольга, ты что, хочешь поссориться со мной? Я ехал к тебе всю ночь без остановки. Я так соскучился. - Он снова попытался приобнять Ольгу.
- Я хочу, чтобы ты открыл дверь и исчез из моей жизни раз и навсегда. Я, я тебя ненавижу! Выпусти меня! - она лихорадочно нажимала рычаги и кнопки, забыв о том, что дверь заблокирована.
Игорь осадил её за плечо.
- Я тебя сейчас выпущу, не ори, но сначала ты меня внимательно! послушай. Завтра в пять часов, я приеду к тебе делать предложение. И не вздумай мне отказать. Если я распсихуюсь, мало не покажется. Поняла?
Испугавшись его резкого тона, Ольга растерянно кивнула:
- Поняла.
- Тогда иди и готовься. Да, поцелуй меня в щёчку и скажи "спокойной ночи, милый".
Ольга промямлила:
- Спокойно ночи...
- Милый, - подсказал он и подставил щёку.
- Обойдёшься, милый, - вдруг огрызнулась она.
Игорь схватил её за запястье:
- Не зли меня, Оля. Я этого не люблю.
- Спокойной ночи, милый, - ей ничего не оставалось, как послушно поцеловать его в слегка небритую щёку
- Вот так-то лучше! Спокойной ночи, солнышко. Приятных тебе сновидений, - как влюблённый голубь нежно проворковал Игорь.
Ольга выскочила из машины и бегом направилась к подъезду. Слава Богу, Василий так и не закрыл дверь.
Почувствовав себя в относительной безопасности, Ольга стала лихорадочно соображать:
- Что делать завтра? Нет, ей уже не хотелось выходить за него замуж - он был так груб с ней. Ничего себе "не вздумай мне отказать", а если откажу. Да ни если, а специально откажу. Смотри-ка фрукт выискался - заморский. Я тоже с характером.
О том, то чтобы спать не было и речи. Ольга была на грани негодования и бешенства. "Спокойной ночи, солнышко". Я покажу тебе "прощальный закат". Ты меня надолго запомнишь! Что бы такое придумать, чтобы отвязаться от него завтра?
Придумывая различные варианты "подготовки", Ольга уснула только под утро.
Проснулась в половине двенадцатого. Проспала! Опять не пошла на занятия. Пропустила историческую грамматику - сверхсложный и непонятный, с её точки зрения, предмет. Придётся сдавать зачёт. У Александра Петровича один ответ за всё: пропустил, не выучил - зачёт. Да что там историческая грамматика, когда вопрос всей жизни решается. Пытаясь вспомнить, к какому решению она пришла ночью, Ольга отправилась за советом к Ирке. Ирка (надо же такому случиться!) ушла в университет. Пришлось ждать её до трёх часов.
Услышав подробности вчерашнего ночного происшествия, Ирка заявила:
- Сама виновата, не надо так долго мужика мурыжить.
- Да, я и не долго, - пыталась защититься Ольга.
Но Ирка её не слушала. Уже наставляла подругу, как ей вести себя дальше. Идти надо однозначно - такой шанс бывает раз в жизни. А что мужчина бывает груб, это говорит о его брутальности и страстной натуре - значит, хороший любовник. Его, конечно, нужно проучить! Однако, если Ольга не пойдёт к нему, то такой возможности у неё не будет, а если пойдёт (и тот всё-таки сделает ей предложение), то тогда у неё, наверняка, будет шанс (и не один!) отомстить ему в любую минуту. Жизнь-то долгая!
В тот момент когда, Ирка была на пике своего красноречия, пришла Верочка.
Внимательно выслушав подругу, та тоже заявила, что идти необходимо, но совсем по другим причинам. По её мнению, Ольга влюблена по уши и, если сейчас потеряет его, то потом всю жизнь будет себя корить. А что касается его грубости, нужно впредь этого не допускать. Как учила её мать, в ссоре женщина должна первая остановиться, потому что она мудрее, психология у неё тоньше.
Слушая поочерёдно ту и другую, Ольга поняла - идти придётся.
- А как делают предложения? Вы знаете?
- Знаем! - хором ответили подруги.
- Откуда? Насколько я знаю, ни одной из вас пока предложения не делали.
- Из книжек.
- Из книжек я тоже знаю. А в жизни-то всё по-другому.
Вариантов сложилось два. Верочка предположила, что они поедут гулять в парк или на Набережную. Тем более, что сегодня погода хорошая - дождя нет. Осенняя природа охлаждает пыл, настраивает на спокойное размышление, которое необходимо в столь важном вопросе. Опять же там всегда можно остаться наедине - тоже необходимое условие. Ирка настаивала на ресторанном варианте. По её мнению, Игорь не романтик и на природу Ольгу не потащит. Это же не лето. Хоть и тепло, но всё-таки холодно. Застудить можно будущую жену - лечи её потом. А что касается интимности обстановки - закажет в ресторане отдельный кабинет или VIP-зону и ...всё!
- Что всё? - не поняла Ольга.
- Всё тебе скажет,- пояснила подруга.
В конце концов, девчонки решили, что надо быть готовой к обоим вариантам.
- А если - в ресторан, мне надеть нечего! - выдвинула последний спасительный аргумент Ольга.
- А платье твоё, бордовое, выпускное! - в голос сказали подруги.
- А он меня в нём уже видел. Я же вам говорила, что мы в театр ходили на "Юнону и Авось".
Девчонки замерли. Действительно - проблема. Здесь они помочь ничем не могли. Ирка была на много пышнее Ольги, да и одежду предпочитала спортивного кроя. У неё и платья-то ни одного не было. У Верочки были платья, но все рабочие, деловые.
Первой затянувшуюся паузу прервала Иринка:
- Пошли! Я знаю, у кого есть платье. Знаешь Любку Сёмину с четвёртого курса, ну у неё ещё прозвище "ток- модель". Она и по фигуре на тебя похожа.
- Ничего себе, похожа. Она ростом не меньше метра восьмидесяти сантиметров, а я с каблуками - метр шестьдесят пять.
Но Ирка уже тянула подругу вверх на девятый этаж.
У Любки выбор был, как в хорошем бутике.
На вопрос "откуда столько?", Любка сказала:
- Мужики покупают.- И, увидев удивлённые глаза Ольги и Ирки, добавила:
- Зачем-то они нужны в этой жизни. Любят кататься, пусть и на санки раскошеливаются.
Ольга сказала, что пословица звучит несколько по-иному, на что Любка парировала:
- Смысл один.
Перемерили штук семь: одно - длинно, другое - коротко, третье - узко, а четвёртое, пятое, шестое и далее по списку, в груди не сходятся. Подруги устали. Покурив, Любка спросила, в честь чего "такой кипиш". Узнав, что Ольге сегодня будет делать предложение "тот мужик на крутой "Тойоте", Любка выдохнула:
- Вау, везёт же... некоторым. Ладно, не хотела давать - сама ещё ни разу не надевала, но ради такого случая - бери,- и достала из чемодана изумительной красоты платье серебристо-серого цвета "в тон "Тойоты". Платье Ольге показалось коротковатым, да и грудь чересчур открыта, но девчонки в один голос заявили:
- Супер! И цвет тебе очень идёт!
Тут же у Любки набрали всяких модных, дорогих и не очень дорогих безделушек на шею, руки и волосы. Нужно было торопиться. Время пятый час, а Ольга, по выражению Ирки, "ни в одном глазу". Как всегда, главная проблема - волосы. Ольга завязала их в высокий хвост и перетянула ниткой искусственного жемчуга (Любкиного конечно!). Такую же нитку надела на шею, чтобы как-то прикрыть грудь. Получилось неплохо. Кстати подошли и Иркины белые сапоги на высокой шпильке. Благо размер ноги у подруг был одинаков. Ровно в шестнадцать пятьдесят сборы были закончены. Осмотрев подругу критически со всех сторон, девчонки пришли к выводу, что "всё отлично" и "лучше быть не может". "Ток-модель" Любка сказала своё коронное:
- Вау! - И все четверо замерли в ожидании.
Время тянулось медленно. Девчонки переговаривались тихо, как при покойнике. Ольга нервничала так, что у неё стали подрагивать колени. Ей казалось, что ничего не было. Ей всё это привиделось. Нарядилась как кукла, а он не придёт. Ну, и к лучшему! Чтобы как-то снять напряжение, она выпалила:
- Ирка, выпить хочу!
Ирка открыла холодильник. "Белого аиста" не было. Ольга чуть не разревелась - ведь сама же выпила его! Любка бросилась на девятый этаж - у неё был непочатый "Наполеон". Пока та бегала за коньяком, девчонки порезали лимон. Выпили, закусили лимоном, но желанное расслабление не наступило. Верочка сказала:
- Может, он опаздывает?
- Он никогда не опаздывает, Просто приходит, когда захочет. Когда посчитает нужным.
Снова повисло тягостное молчание.
- Дрянь - коньяк, - сказала Ирка, - наш лучше.
- Может, водки принести, у меня есть, - Любка поднялась, чтобы снова бежать наверх.
В этот момент в дверь постучали. Девчонки вздрогнули одновременно. Верочка открыла. Несколько мгновений все зачарованно наблюдали, как в комнату вплывал большой букет белых роз. Из-за букета послышался голос:
- Это Ольге просили передать. А ещё сказали, что ждут её внизу.
Подруги узнали студента-физика с первого курса по прозвищу "Киндер-сюрприз", что в переводе означало "вундеркинд". За небольшую плату (200 р.) тот "любезно" согласился оказать "приятному молодому человеку", стоящему в фойе общежития, услугу. Девчонки в момент расслабились - наверное, "Наполеон" подействовал. Ирка сказала:
- Ну, Ремизова. После такого, я бы ему всё простила. Иди!
- Боюсь, - сказала Ольга.
Подруги на неё посмотрели недоумённо. Киндер-сюрприз, пожав плечами, вышел из комнаты.
- Я, наверное, всё-таки схожу за водкой, - предложила Любка.
Ольга отрицательно покачала головой
- Ты, Люб, лучше сходи вниз, посмотри на него. Какое у него настроение? Может, злой до сих пор. Ну, в общем, осмотрись, что и как.
Любка кинулась вниз. Ирка с криком:
- Я с тобой, - бросилась следом.
Верочка взяла Ольгину руку:
- Всё будет хорошо. Он тебя любит.
Минут через пять вернулись девчонки и доложили:
- Сначала сидел на скамейке, потом встал, ходит по фойе.
- По-моему, мужчина нервничает, - сказала Ирка.
- А, по-моему, наоборот, спокоен, как удав, - возразила Любка.
- Перед поеданием кролика! - парировала Ирка.
- Не пойду!- решительно заявила Ольга.
- Пойдёшь!- Ирка и Любка уже выталкивали её в дверь.
Ольга умоляюще посмотрела на Верочку. Та одобряюще кивнула:
- Иди.
- Дайте, я хоть плащ надену. Не лето же.
Она повязала косынку. Застегнула на все пуговицы плащ и затянула пояс так, что затрещали нитки.
- Всю красоту спрятала, - упрекнула Любка.
- Ничего, "потом сюрприз будет", - процитировала Ирка короля пародий.
- Проводите меня что ли, в последний путь, - мрачно пошутила Ольга
- Дура, сплюнь!
Пока спускались в лифте, все молчали. У двери в фойе Верочка прошептала:
- С Богом, Олечка.
- Счастливо! Потом придёшь, расскажешь, что как было, - попросила Любка.
Ольга вышла в фойе. Игорь сидел на банкетке у самой двери, низко опустив голову.
Дойдя до вахты, Ольга оглянулась. Картина была ещё та. Из-за двери на лестничную площадку в рост торчали три головы: Любкина, Верочкина и Иркина (не смотря на свою пышную комплекцию, та была ниже всех ростом). Ольге стало смешно. Она показала девчонкам язык и направилась к Игорю. Тот был настолько погружён в свои мысли, что заметил Ольгу только тогда, когда она вплотную приблизилась к нему. Увидев пред собой белые сапоги на высокой шпильке, медленно стал поднимать голову вверх. Очевидно, он пересчитывал пуговицы на её плаще, потому что процедура разглядывания затянулась. Когда поднял своё лицо вверх, Ольга увидела, что он немного растерян, как будто не знает что делать дальше.
- И вовсе он несамоуверенный, - с облегчением подумала Ольга, - волнуется так же, как и я.
- Здравствуй, ... милый, - с лёгкой издёвкой произнесла она и указала ему на правую щёку. Игорь усмехнулся, поднялся.
- Здравствуй, солнышко, - проговорил он, как вчера, тоном влюблённого голубя. Однако вместо щеки поцеловал её в нос.
- Не самовольничай, - нельзя.
Он покорно, наклонил голову:
- Больше не буду.
- Так, что? Мы куда-нибудь пойдём, или ты мне будешь "делать предложение" прямо здесь?
- Могу здесь. Хочешь? - в его голосе послышался вызов.
Ольга сделала вид, что оглядывает помещение - на самом деле выдерживала паузу:
- Не хочу!
- А чего ты хочешь? - похоже на вчерашнее "не зли меня".
- Хочу в ресторан! - вслух сказала Ольга, а про себя подумала: "зря я что ли платье искала по всей общаге".
- В ресторан, так в ресторан. Я, кстати, и столик заказал в "Старом городе".
Ольга удивилась Иркиной проницательности. Осторожно оглянулась на дверь лестничной площадки. Из-за цветочной решётки не было видно, торчат ли головы девчонок ещё в двери, но почему-то Ольга была уверена, что торчат. Это придало ей решимости, и она первая направилась к выходу. Игорю пришлось следовать за ней.
- Вот так! Как говорит Любка, "годы дрессировки, и даже тигр становится ручным".
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >