Четверг, 23.11.2017, 04:48
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Звон на заре 38

38 
    Былые чувства, разумеется, в ней не проснулись. Но шевельнулась жалость, заволновалась плоть. А главное появилось твёрдая уверенность в том, что она, если и недостаточно любима, то, по крайней мере, не является лишней. Она была востребована. Да что там востребована! Необходима! Нужна! Это придавало смысл её жизни. 
Как-то, лёжа в постели, Эдик сделал открытие:
- Я понял, Маруся, от чего ты заводишься. Когда я тебя называю "Машенька". Наверное, это старый дед - священник тебя так называл? Да?
- Никакой он не дед. С чего ты взял? Ему чуть больше сорока...
- Ого! Конечно, дед. Тебе двадцати пяти нет, а ему больше сорока. Двадцать лет разница! Вы о чём-то с ним разговаривали? Он тебя поучал, наставлял? А в постели он как? Что-то ещё мог? Или ему по сану не положено? - продолжал ехидничать Эдик.
Марийка возмутилась:
- Разговаривали... С ним обо всё можно поговорить. Он во многих вещах разбирается. Два высших образования имеет. А что касается постели, так он ещё любому молодому фору даст...
Эдик смутился:
- Это ты на меня намекаешь?
- Ни на кого я не намекаю! А ты не смей говорить о нём плохо!
    Она заплакала. Эдик растерянно поднялся. Потянулся за пачкой сигарет. Ушёл курить. Когда вернулся, Марийке показалось, что от него пахнет не только сигаретным дымом, но водочкой. Она забеспокоилась. Как же так? Он же кодировался! Только бы не это! 
    Пока  переваривала в себе эту новую информацию, он, отвернувшись к стене, уснул. Засыпая, Марийка всё ещё думала: только бы не это! 
Узнав, что Марийка потеряла голос, Эдик был крайне удивлён. Предложил съездить к врачам-специалистам. Она согласилась. Однако все визиты были бесполезны. Все врачи сходились в одном. Травмы нет. Горло хорошее, связки без патологии. Значит, всё дело в нервах. Последствие какого-либо стресса. Надо у невропатолога обследоваться и психиатра. На дополнительное обследование нужны были деньги. А их не было - зарабатывал теперь один Эдик. Первое время Марийка очень скучала по работе. Но в двухкомнатной квартире на третьем этаже работы было немного. Эдик уверял её, что как только начнётся весна, работы прибавится. Отвезу вас на дачу, в деревню. Опять будете в земле ковыряться. С нетерпением ожидая весны, Марийка сделала ремонт в квартире, за исключением ванной комнаты, перечитала все немногочисленные книги, стоящие в шкафу у свекрови (в основном, это были "женские" романы) и Эдика (это были романы ужасы и боевики) и пересмотрела все сериалы, идущие по первому, второму каналам и НТВ. Больше всего им с Лизой нравился сериал "Возвращение Мухтара". Вот только вкусы у них поделились. Маме больше нравился Артём Колосов (А. Носик), а дочери Максим Жаров (А. Волков).
     Эдик, как и раньше, не пылал к своей законной жене страстью, но супружеские обязанности исполнял регулярно. Марийка так же не сходила с ума от его ласк, не таяла в любовном экстазе, но расслаблялась и получала удовольствие. Как-то по телевизору (он стал для неё главным источником информации и просвещения) услышала, что среднестатистический российский муж занимается сексом со своей среднестатистической супругой два-три раза в неделю. Средняя продолжительность "любовных утех" составляет 25-30 минут. Они с Эдиком до банальности соответствовали всем этим "параметрам". С одной стороны, такая усредненность задела Марийку, но, с другой стороны, это же придавало ей ощущение полноценности и некоторой стабильности. 
      Как-то перебирая папки с бумаги, обнаружила бледный листочек с гербовой печатью. Когда вчиталась, похолодела. Свидетельство о разводе. Эдуард Сергеевич, Мария Кирилловна... Недвижно сидела, пока в комнату не вошла Лизонька. Марийка встрепенулась. Обещала дочери сводить в кафе - мороженое. Пока одевалась, напряжённо думала. Значит, есть оно свидетельство о разводе. Никакая это не фальсификация. Не обманула свекровь. А Эдик! Хотя, он о нём мог и не знать. Уж очень убеждённо говорил о том, что они "законные" муж и жена. Эх, знать бы это раньше! Сунула бы в нос этой мерзкой Татьяне. Хотя, не факт, что это изменило бы отношение к ней Андрея. Ещё больше бы всё усложнило... Сначала решила объясниться с Эдиком, но потом передумала. Страшно снова оказаться в положении "жена или не жена?". Пусть идёт, как идёт. 
      В конце марта, когда воздух в Москве наполнился грязной сыростью, потом и машинными выхлопами, заболела Лизонька. Марийка решила переезжать на дачу. Благо домик отапливался. Имел газовое отопление, которое на зиму отключали. 
Свежий воздух и встреча с Артёмкой сделали своё дело. Девочка стала быстро поправляться. Работы действительно прибавилось. Высеять рассаду, утеплить парничок, освободить от старого хлама яблоньки, заботливо укутанные осенью ещё самой Анной Андреевной. Со Светланой общалась мало. Не могла простить ей того, что все Марийкины секреты та выдавала свекрови. Примирили их дети, которые постоянно были вместе. Светлана делилась с Марийкой всеми своими женскими проблемами, а Марийка отмалчивалась. Да, и не было у неё никаких "женских" проблем. Муж не пьёт и, кажется, не изменяет.
      А Светлане же, напротив, было чем поделиться. Они с мужем помирились. Не то, что бы совсем. Но ради ребёнка они решили попробовать начать всё сначала. Поэтому разговорам подруги о своём "бывшем" или наоборот "будущем" супруге не было конца. После того, как с мальчиком случилась беда, он её чуть не убил. Видеть не мог. Хотел даже официально развестись и сына забрать. Но потом передумал: за мальчиком уход нужен, врачи, клиники, а он в командировках по полгода. Какой уж тут уход за ребёнком. Деньги давал регулярно. А тут приехал, увидел, что ребёнок поправляется, помягчел и к ней. Несколько раз на ночь оставался. Всколыхнул всю её женскую нежность и страсть. Он такой выдумщик! Она и влюбилась снова. В мужа! Экая дура! Смешно. "Влюбиться в собственного мужа". Марийка была за подругу рада. Но у самой пока не получалось как в песне. 
     В город ездила редко. С ребёнком тяжело мотаться по электричкам. Тем более что Эдик регулярно два-три раза в неделю навещал их. Привозил продукты и московские сплетни. Помогал по хозяйству. В общем, всё как у всех. Однажды вечером он приехал очень загадочный. Завтра утром поедем все вместе в Москву. Вчера позвонила женщина. Представилась фрау Мартой. Сказала, что хочет встретиться с Марией и её дочкой. По-моему, она из Германии. Из Германии? Вот новости! Нет у меня ни родственников, ни знакомых в Германии! Эдик удивлённо вздёрнул брови: 
- А мать? Может, это она? Как её зовут?
Марийка задумалась. К своему стыду забыла, как звали мать. Да и знала ли она вообще её имя? Марта. Вряд ли! Такого она никогда не слышала. Ну, какая же она глупая! Нужно посмотреть в свидетельстве о рождении. Но оно в Москве. Завтра и посмотрим.
    Оказалось, её звали Наталья. Точно. И отец, и бабуля её так называли. Ни Наташа, ни Наташка - Наташенька, всегда полным именем. Как чужую. Договорились встретиться в кафе неподалёку от дома. Сидя за крайним у двери столиком, Марийка к своему удивлению чувствовала, что ничего кроме любопытства не испытывает. Ни волнения, ни смущения, ни тем более радости. В шесть часов, как и было оговорено, в дверях появилась женщина, которая бросила беглый взгляд на их столик и направилась к ним. Представилась: 
- Фрау Марта Розенфельд. Это я вам звонила! - акцента никакого.
    Эдик поднялся, предложил ей стул. Марийка же ни жестом, ни взглядом не выразила отношения к тому, что происходит. Лишь слегка наклонила голову набок и ждала. 
Женщина села, непринуждённо бросив: danke. Марийка узнала её. Да это была она... Та женщина с фотографии. Невольно поискала глазами двух рыжих мальчиков. Их не было. Фрау Марта была одна. Все молчали. Лишь только Лиза через трубочку "с шумом" пила сок. Женщина посмотрела на девочку, хотела сделать замечание, но уловив усмешку в глазах Марийки, отвела глаза в сторону и быстро проговорила:
- Я на минутку. Проездом. Привезла привет Вам от вашей матери из Германии...
- Простите, что привезли? - решила издевнуться Марийка.
- Привет... - акцент всё-таки появился. Уж очень укорочено прозвучали звуки "п", "р,", "т".
Марийка продолжала делать вид, что ничего не понимает. Женщина занервничала:
- Вы - Мария Савченко? Да? Ваша мама, которая живёт в Германии, передаёт вам привет, - акцент усилился.
- Да, я - Мария Савченко! Но здесь какая-то ошибка. У меня нет и никогда (она выделила это "никогда" так категорично, что женщина покраснела) не было матери. А если вы имеете в виду женщину, которая меня родила, давайте называть её как-либо иначе. Скажем, старая бл... или похотливая с...а... Как вам больше нравится?
     Стало тихо. На мгновение замолчали соседние столики. Лиза перестала сосать сок. Или выпила уже? Женщина покрылась красными пятнами. Было видно, что она в бешенстве, но ещё пытается "строить" из себя фрау: 
- Мне говорили, что русские грубияны, но чтобы настолько.
    Она начала подниматься. Ни Марийка, ни Лиза не отреагировали на её движение. Эдик, было, приподнялся, но передумал и тоже сел. Фрау, сопровождаемая тремя парами глаз, проследовала к двери. Уже на улице, за окном оглянусь и, увидев презрительные глаза Марийки, гордо подняла голову. Поняла, что дочь её узнала. 
- Что с тобой, Маша? - вяло отреагировал Эдик. - Она-то здесь причём?
- Я узнала её! Она действительно "не причём". Пойдёмте отсюда.
     Несколько дней не находила себе места. Под чужим именем, как воровка, ни сувенира, ни гостинца внучке. "Ваша мама, которая живёт в Германии"... Тьфу! Эдик успокаивал жену. Гладил её по голове: 
- Детка. Не бери в голову. Жила столько лет без неё. Не было матери и это не мать. Правильно ты её назвала. Я тобой восхищаюсь...
      Но Марийке от его восхищения легче не становилось. Чтобы как-то забыться, рванула на дачу. В работе можно дать выход энергии. Да и с подругой, Светланой, есть чем поделиться. 

< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 >