Четверг, 23.11.2017, 06:31
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(17)

17
 
   Утром Ольга позвонила адвокату. Та сказала, что нужно встретиться, подписать какие-то бумаги, оплатить счета и представить документы. Может, случиться так, что первые слушания начнутся уже в конце августа. Ольга не совсем ясно осознавала, о каких слушаниях идёт речь, но договорилась подъехать к одиннадцати. Собираясь к адвокату, она опять надела джинсы и блузку. Больше-то ничего не было! Она с тоской посмотрела на три новые платья. Вот, зачем их купила? В город в них не выйдешь. По делам тоже. В ресторан от случая к случаю. Так, очередной тест Антону устраивала на "скупость - щедрость". Вроде бы справился. Надо что-нибудь купить себе попроще. Хорошо ещё, что Антон, уходя, спросил, не нужны ли ей деньги. Странный вопрос. Игорь никогда не спрашивал. Знал, что нужны. Поэтому Ольга никогда не просила. Просто знала, где взять. Сегодня, отвечая на вопрос Антона, ей пришлось сформулировать целую философскую концепцию, краткое содержание которой звучало так: "если в этом мире хоть один человек, которому они не нужны?". Он дал ключ от небольшого сейфа: "В кабинете, возьмешь, сколько надо". Сколько надо... Если бы ещё знать, сколько надо! 
   Надев новые босоножки и взяв сумочку (хоть они пригодилось!), Ольга уже собиралась выходить, когда услышала, что кто-то пытается открыть дверь с той стороны. "Может, Антон, за чем-нибудь вернулся". Она помогла открыть дверь. На пороге стояла Лариса. С минуту молчали. Потом Ольга вымолвила: 
- Привет...
- Привет, - усмехнулась Лариса, - может, впустишь меня. Я, как бы, тут ещё прописана.
Ольга посторонилась, пропуская жену Антона в прихожую:
- Извини, я тут в твоих тапочках ходила.
Лариса взглянула на тапочки.
- Ничего. Это не мои. Ещё от первой жены остались, Натальи, - она нервно засмеялась, - жёны меняются, а тапочки остаются. Мне тут кое-что взять нужно.
Она прошла в зал. Увидела на диване разбросанные Ольгины платья. Снова усмехнулась:
- Теперь твоя очередь "тапочки носить". Думаешь, он остепениться?
- Не знаю, - проговорила Ольга, - обещал.
- Врал! - Лариса нервно закурила. - Горбатого могила исправит. Месяц-другой - и снова за старое возьмётся. Как же ему удалось уломать тебя? Ты ведь всегда такая не- доступная была.
Не зная, как себя вести и что говорить, Ольга только пожала плечами.
- Плохо без Игоря?
Ольга кивнула.
- Деньги, небось, нужны?
Ольга покраснела:
- Я не из-за денег...
- Да?!- удивилась собеседница. - Значит, на любовь и ласку подсела?
Чувствуя, что снова краснеет, Ольга утвердительно кивнула головой.
- Ну, в этом деле он - мастер! Не пожалеешь! Вот только надолго ли?
Лариса упаковала свои вещи и направилась в прихожую:
- Ну, что? Любви до гроба я вам желать не буду, а вот ключи возьми. Они тебе теперь нужнее. Прощай. Мужу привет!
- Чьему? - не поняла Ольга, Лариса всегда так говорила, когда хотела передать привет Игорю.
Лариса поняла, что ляпнула что-то не то. Захотела исправить:
- Твоему... Блин,- ещё хуже получилось,- моему...- совсем нелепо,- вообщем, нашему.... Она захлопнула дверь. Ольга села прямо в прихожей на тумбочку. Надо было отдышаться. Потом поднялась, сунула ключи в сумочку и вышла. Адвокат ждёт.
  По пути зашла в недорогой бутик. Выбрала себе летний костюмчик. Там же переоделась. Ничего! Грудь полуоткрыта. Не жарко. Мужчины оглядываются, сигналят. Всё как всегда! 
   На подходе к адвокатской конторе увидела перламутрово-черный джип, очень похожий на тот, который Игорь купил себе сразу после приезда из Англии. За рулём сидел мужчина, видимо водитель, дремал.    Ольга обошла машину со всех сторон. Надо же один в один. Только стёкла затонированы. Кроме переднего. Она заглянула в салон. Сердце его на мгновение остановилось. На передней панели, прямо перед стеклом, увидела плюшевую собачку. Маленькую копию Грома. При езде собачка вертела головой и виляла хвостиком. Эту собачку муж тоже привёз из Англии! Ольга замерла. Не зная, что предпринять, стояла столбом прямо против машины и смотрела на собачку. Проснулся водитель, посмотрел на часы. Потом на Ольгу. Ошарашенный вид её произвёл на него странное впечатление. Он выглянул из машины и спросил: 
- Ты что, девушка, покататься хочешь?
- Хочу! - выпалила она с такой готовностью, что мужик рассмеялся.
Он снова посмотрел на часы. С сожалением покачал головой:
- Не могу, детка, хозяин сейчас освободиться. Дела!
- А когда сможешь-те? Сможете...- поправила себя Ольга.
Мужик уже более заинтересованно посмотрел на неё. Понял - тут настоящий "сьём":
- Часиков в семь вечера тебя устроит? - почему-то шёпотом спросил он.
- Устроит. Только вы на машине будете? - прикидываясь наивной дурочкой, погладила левое крыло рукой. Там где-то должна быть еле заметная чёрточка-царапина. Это она, выезжая со стоянки, зацепила кого-то. И сама не заметила. Только на утро следующего дня Игорь обнаружил эту царапину и сказал, если она не научится правильно парковаться на джипе, то он купит ей "Оку". Уж её - то она точно не поцарапает. Ольга тогда обиделась. Подумаешь, царапина!
- Конечно. На машине.
- На этой? - Ольга одёрнула руку. Есть царапина... Есть!
- А ты непременно хочешь на этой? Есть и другие...
Чтобы не вызвать подозрение, Ольга сказала:
- Давайте сегодня на этой, а потом на других...
Мужик покраснел то ли от удовольствия, то ли от предвкушения будущего удовольствия:
- Где встретимся?
- А давайте здесь! На этом месте.
- Давай-те, - мужик засмеялся, - вежливая.
В это время из стеклянных дверей адвокатской конторы вышли два мужчины. Один (видимо, охранник) грубо отстранил Ольгу со словами:
- Ну-ка, посторонись! - и открыл хозяину дверь.
Водитель заговорщески подмигнул ей, и машина тронулась с места. Номер запомни! Номер! От волнения Ольга долго искала в сумочке ручку. Потом, наконец, поняла, что её там нет. Ладно, уже запомнила.
Что говорит и спрашивает адвокат, Ольга понимала с трудом. Увидев её состояние, женщина спросила:
- Вы чем-то напуганы? Прямо сама не своя.
- Вот только что отсюда мужчина вышел, с охранником. Это ваш клиент?
- Нет. У меня никого не было, я вас ждала. Это, наверное, оттуда, - она жестом указала на дверь напротив. А что?
- Да, так, - сделав вид, что это малосущественно, сказала Ольга,- прошли, чуть не наступили на меня и даже не заметили.
Женщина сочувственно кивнула головой: "эти и раздавят - не заметят".
- Бандиты? - пытаясь скрыть волнение, спросила Ольга.
- Бандиты, не бандиты. Но "крутизна" какая-то. Я с такими не связываюсь. Боюсь без головы остаться.
   Ещё раз объяснив Ольге, что от неё требуется, адвокат встала. У неё встреча! Ольга поблагодарила. Вот только имя - отчество не уточнила, обращаться не знаю как. Инна Владимировна. Можно Инна. 
До семи часов времени было ещё много. Позвонила домой отчиму. Узнала, как Андрейка. Степановна сказала с дедом на речку поехали. Дед его плавать учит. Ольга забеспокоилась - не рано ли. Пять лет только будет. Скоро. И вдруг вспомнила - совсем скоро. 17 июля! А она совсем было забыла. Мать тоже мне! Устроить сыну надо праздник. В прошлом году на день рождения Игорь подарил ему машину. "Настоящую", с педалями и рулём, на котором был клаксон, поминутно издававший сигнал "Пип-пип, пибип" и так далее. Нянечка стала жаловаться, что от бесконечного пиканья у неё болит голова. Ольга поковырялась в клаксоне, и тот сначала стал издавать свист типа "сис-сис-сизис", а потом и вовсе замолчал. Игорь два вечера пытался починить - бесполезно. Брак заводской! Ольга собой гордилась. Ну, и что, что мы политехов не заканчивали. Сломать, чтобы никто ничего не заподозрил, тоже искусство! Забрать бы эту машину в деревню. Там раздолье, пикай - не хочу. Да увезти не на чем. Решила - Антона попрошу. Сегодня же! Потом вспомнила, что сегодня вряд ли получиться. Значит, завтра! Позвонила Аллочке, узнала про дочку. Аннушка была у неё. Алкин "рыжик" не отпускал её от себя ни на минуту. Алка смеялась - глядишь, и породнимся через детей. Дети спали. Аллочка тоже:
- Не волнуйся. Всё хорошо! Делай свои дела. Не торопись. Ах, да! Как с Антоном-то? Помирились? Да? Ну и правильно! Пока-пока!
   Решила съездить к Ирке. Пусть подруга колется. Что за дела у них там были на чердаке с Игорем. Ирки дома нет. В почтовом ящике записка "для всех, кто меня хочет". "Уехала в Европу. Буду после 25. Ирина". Опять с каким-нибудь "женатиком" укатила. Гадина! Ну, подожди, вернёшься ты, милая подружка! Устрою тебе допрос с пристрастием. 
   Переделав все "дела", Ольга задумалась о предстоящем свидании. Чувствовала какой-то дискомфорт. Водитель джипа, судя по всему, принял её за шлюху. Что делать? Как себя вести? Если с ним поехать "покататься", уже не отвяжешься. Если не поехать, то ничего не добьёшься. Решила - поедет. Надо только зайти в аптеку. Вот и на витрине написано: "Мы за безопасный секс". Я тоже. До шести часов шарилась по городу, отключив телефон. Если что, скажу Антону - батарея села. 
  С замиранием сердца подходила к адвокатскому агентству. Джипа не было. Может, не приедет. Передумал. Или приедет на другой машине. Что тогда? Ей внутрь попасть нужно, чтобы точно удостовериться. Он появился в семь пятнадцать. 
- Опаздываешь!
- Хозяин задержал, извини.
- А кто твой хозяин? "Крутой", поди? Очень? Сердитый? Чем занимается? Ну, что стоишь - поехали!
- Куда? По бетонке в лесочек в сторону Новосибирска.
- Я там одно место знаю. Не могу в ту сторону. Там СТО нашего хозяина, прямо на выезде из города. Увидят, донесут, что машину "гонял". Давай в другое место. На Левый берег. По Любинскому шоссе. Там места красивые.
Надо же, эстет нашёлся! Места ему красивые подавай!
Место и в самом деле выбрали красивое. Хотя, что от него толку. Комаров полно. Выходить не хочется. А зачем выходить? Здесь сиденья так раскладываются, что целая двуспальная кровать получается. Смотри. Всё вижу. Всё! Наша машина! Даже чехлы не сменили. А сиденье так раскладывается, Игорь сам усовершенствовал. Мотаюсь туда-сюда - спать в дороге приходится. Теперь понятно, что не только спать. А она-то, дура, ещё корила себя за "глупую ревность".
- Как зовут-то тебя, девушка? А то без имени как-то странно.
- Наталья, - соврала Ольга первое, что пришло в голову.
- А тебя?
- Игорь.
- Что!?
- Игорь меня зовут. А чего ты испугалось-то?
Он уже опрокинул Ольгу на сиденье, навалился, стал стягивать юбку.
- Подожди, подожди! Ишь, ты какой резвый, а о безопасности позаботился? Нет! Как же так?
Мужик на какое-то время замер. Ольга посмотрела на него. По выражению его лица поняла - не отвяжется. Порылась в сумочке, достала несколько штук.
- Что бы без нас делали! Выбирай!
- Мне всё одно! На твой вкус!
Спустя полчаса, откинувшись на спину, Игорь, заговорил:
- А, ведь, ты не шлюха. Зачем запала - то на меня? Колись.
- Понравился!
Он хмыкнул, посмотрел на себя в зеркало. Плечи, преходящие в шею. Шея, переходящая в голову. Всё брито. Только на груди заросли. Красавец! Ничего не скажешь! Потом осмотрел Ольгу. Всю с ног до головы! Хр...н поймёшь этих баб.
- А как ты меня вычислил? Опыту маловато?
- Да, нет. Опыт имеется. А вот ведёшь ты себя по-другому.
- Как это по-другому?
- Как бы тебе объяснить: ждёшь... как будто. Сразу ясно: ты привыкла, чтобы тебя ласкали. Удовольствие получить хочешь, - и добавил,- ну, так, колись: зачем я тебе понадобился? Таких красавцев пруд пруди.
Придумывая на ходу версию, Ольга сказала:
- Муж у меня. Между просим, тоже Игорь зовут... Гуляет.
- И чё? А я причём?
- Да ни при чём ты - успокойся. Отомстить мужу решила - любовника себе завести.
Шла к адвокату. А тут смотрю ты. Да на такой машине!
- Машина-то не моя. Я просто водила.
- Понятно. Но покататься - то можно?
- Можно! А кто твой муж-то?
Ольга растерялась:
- На фирме одной работает.
- Ничего себе - мужик работает, а ты и не знаешь где?
- Знаю. Но только тебе зачем? Шантажировать меня собрался?
- Зачем шантажировать? Просто мужья разные бывают. Могут и в землю зарыть за такую бабу, как ты.
- Но он же не узнает. Ты, ведь, ему не скажешь.
И, чтобы окончательно успокоить его, добавила:
- Да, он мебелью занимается. Сборка - доставка, перетяжка.
- Дурак - он, чем бы ни занимался. Я бы от такой бабы гулять не стал.
Игорь снова приблизился. Задышал в самое ухо. Слова какие-то, комплименты! Ольга застонала. Не то, чтобы совсем неприятно - противно. А оттого, что не было "не- приятно", было совсем противно. Ещё через час она знала о новом хозяине машины всё, что знал его водитель.
Он подвёз Ольгу до площади Серова. Дальше сама дойду. Телефон не дам. Не звони. Если понадобишься, я сама тебе позвоню. Диктуй номер. Он продиктовал. Ольга внесла в записную книжку "Игорь2". Он засмеялся.
- Хорошо, не перепутаешь! Пока, детка!
- Пока!
   Ольга решила прогуляться по Набережной. Надо собраться с мыслями. Во-первых, что сказать Антону? Во-вторых, сказать ли ему про машину Игоря? Если сказать про машину и его нового владельца, то придётся признаваться, откуда информация. А если просто сказать, что видела машину. Узнала по царапине и собачке. Так ничего окончательно не решив, она подошла к дому. Нажала кнопку домофона. Гудок. Затем уставший голос Антона: "Заходи". Откуда он знает, что это я? Поднимаясь на третий этаж, Ольга вспомнила - в сумочке остались неиспользованные презервативы. Куда их девать? Антон, конечно, в сумке её рыться не будет. Но всё-таки! Без них спокойней. Она вернулась на лестничную площадку между первым и вторым этажами и сунула их в чей-то почтовый ящик. 
  Дверь открыта. Как нашкодившая псица, она вошла в квартиру и остановилась. Антон ждал её в прихожей. 
- Оля, ты на часы смотрела. Который час? - нервно спросил он.
- Первый,- промямлила она. - Извини, засиделась у Ирки, а транспорт, сам знаешь, как ходит.
- А телефон, почему выключен?- он злился всё больше.
- Разрядился. Ты же знаешь, какая у меня батарея, - она села на стульчик, стала расстегивать босоножки. Ноги устали. Целый день на каблуках.
- Так купи новый!
Ольга встала. Куда теперь идти? Надо бы сразу помыться.
- Хорошо, куплю... Завтра...А сейчас можно я пройду в ванну?
Антон, видя её состояние, посторонился. В ванной она пробыла больше часа. Когда вышла, Антон всё так же стоял в коридоре:
- Оля, что-то случилось? Всё в порядке?
- Нет.
- Не случилось? Или не в порядке?
- Не знаю, - прошептала она. Хотелось рухнуть прямо в прихожей.
   Он обнял её за талию, вдохнул запах её волос. Почувствовал под халатом её влажное тело. Напрягся. "Только не это, - подумала Ольга, - на сегодня я выдохлась. Что он делает? Антон, не надо! Я устала! Я не хочу! Руки его. Они ласкают моё тело, которое только что тискал другой мужик. Губы его. Они меня целуют. Меня, которая сама два часа назад целовала какого-то гадкого малознакомого типа. А, если я ему скажу, что он сделает. Ударит меня? А, может, сразу убьёт? Нет, не скажу. Пусть он меня лучше целует, а я потерплю. Потерплю! Хорошо-то как! Хорошо! Антон, милый, целуй меня ещё. Сюда. И сюда. И ещё сюда! Люблю тебя! Слышишь, люблю тебя! Пожалуйста, целуй меня". 
   Утром, она проснулась первая. Как странно. Обычно он в это время уже уезжает. А тут спит. Забился где-то у неё под мышкой и спит. Смешной. Ольга поцеловала его в макушку. Спит! Да что же это такое? Пощекотала за ухом! Ага, подаёт признаки жизни. Вставать пора, милый. Работать. Не будешь работать? Почему? Выходной взял? Среди недели? Вот новости. А любимую женщину кто будет кормить? Одевать, обувать, баловать? Проснулся. Вот и отлично! Раз уж не пошёл на работу, то поцелуй меня. Ещё. Пожалуйста, ещё. Ещё! И ещё разочек! 
   В двенадцать часов дня решили позавтракать, а заодно уже и пообедать. Дома. Не хотелось одеваться, идти куда-то, ехать, толкаться среди людей. Хотелось побыть вдвоём. 
Когда пили чай с конфетами, которые покупала ещё Лариса, Ольга сказала:
- Она приходила, забрала вещи. Передавала тебе привет.
Антон, думая совсем о другом, чисто машинально кивнул головой:
- Спасибо. И ей тоже передавай привет.
Ольга засмеялась. Ты сам-то подумал, что сказал! Сообразив, что получилось нелепо, Антон виновато улыбнулся.
- Ты вчера, когда пришла, была такая странная. Сама не своя...- начал он издалека.
Ольга молчала и думала; начинать признаваться или нет? А, если начинать, то в чём?
- Ты хоть помнишь, что мне говорила.
- Да,- Ольга поняла, что он имел ввиду.
- Можешь повторить?
- Да!
- Повтори...- шёпотом, и почему-то робея, попросил он.
- Я... люблю... тебя ...,- глядя ему прямо в глаза, чётко проговорила Ольга.
   Он покраснел. Ольга увидела, как нервно задёргался его подбородок, задрожали губы. Ресницы заморгали так часто, что она почувствовала лёгкое дуновение ветра. Не зная, как справиться с волнением, он встал, взял с холодильника пачку сигарет, пошёл на лоджию - курить. Ольга следом за ним. Обняла его со спины под мышками. Прижалась. Так хорошо пахнет. От Игоря тоже хорошо пахло. Не от того, вчерашнего, а от того, моего. Точно запутаюсь скоро! Надо выбросить всю эту дурь из головы. Прав Антон: нет никакого Игоря. Всё это в прошлом. А в настоящем она и Антон. Она поцеловала его в спину, в районе правой лопатки. Хотела в шею. Не получилось! В тапочках она много ниже его. Встала на цыпочки. Поцеловала в правое плечо. Хороший! 
Он развернулся к ней. Отстранил её от себя и неожиданно резко спросил:
- И что мне теперь делать?
Ольга не зная, как реагировать на его действия и вопрос, недоумённо молчала.
Антон повторил вопрос. Помолчав несколько секунд, он добавил:
- Это был смысл моей жизни. Добиться твоей любви! Теперь добился, а что делать не знаю.
Наконец, сообразив в чём дело, Ольга развела руками - широкий банный халат распахнулся. Покружилась вокруг него:
- Как, что делать? Обладать мной!
- Обладать?!
- Да! Это знаешь тоже трудная задача.
- Обладать?! Да. Да. Хочу обладать тобой. Хочу! Прямо здесь и сейчас. А потом... везде и всегда.
   Когда вечером они приехали в деревню (Антон помог привезти Андрюшкину машину и другие вещи), отчим всё понял. Посмотрел на "доченьку" с пониманием, высказал своё философское умозаключение "живым жить" второй раз в жизни и приказал Степановне постелить им вместе в бывшей детской, а теперь Женькиной комнате. 
Аллочка, видя, как похорошела её подруга, как засверкали её серо-голубые глаза, поняла всё по-своему.
- Видишь, как хорошо! И это благодаря мне. Если бы я тогда не настояла, ты бы до сих пор "не решила". Мой Рашик, когда меня на ночь не берёт, я вся на г...о исхожу, зато потом стараюсь угодить ему во всём. И такая про меж нас пламенная страсть возникает... Ой, соскучилась я по нему! Домой хочу!
Перед отъездом Аллочка взяла слово, что Ольга обязательно приедет к ним, если не "насовсем", то в гости. Только не одна, конечно, а с бабайкой. "То есть?" - не поняла Ольга. Молодая женщина, даже с детьми, не должна путешествовать одна. Попроси няню свою бывшую. Она и за детьми присмотрит, и этикет будет соблюдён. А что ей две недельки на юге отдохнуть... разве плохо? Сейчас лето, у нас сильно жарко. А вот осенью, где-то в октябре - само то!
   Прощались подруги слёзно. Не хотелось расставаться. Антон, который всё время находился рядом с Ольгой, не переставал удивляться обилию влаги в женском организме. "Рыжик", поняв, что девочка с волосами белой волны, не едет с ним, устроил настоящую истерику. Он топал ногами, визжал и кричал на трёх языках что-то такое, что не могли разобрать ни мать, ни бабайка. Антон подсказал: когда нет любимой женщины рядом, выручает её фотография. Оказывается, у него в портмоне уже много лет Ольгина фотография. Он показал. Фотография ещё со студенческих времён. Откуда она у него? Сказал: выкрал, из родительского альбома. Ольга засмеялась. Сделали большую Анюткину фотографию, вставили в рамочку. Не то, чтобы совсем, но Рыжик притих. 
- Пиши, - наказала подруга.- Лучше письма отправлять через её родителей. Тогда их не читают секретари. Считается, это неуважение к родителям. Остальные все письма, которые идут в гарем и из гарема, просматривают. Так, что хочешь сообщить что-то секретное, пиши маме, она перешлёт мне. Да, такие вот порядки! А что делать? Что-то неспокойно мне за тебя подруга? Вроде и с Антоном у тебя всё хорошо, а мне тревожно.
Когда садили Аллочку в поезд, подруги ревели, как две коровы.
- Пиши!
- Приезжай!
- Звони!
-Пока-пока! Приезжай!
   После отхода поезда Ольга долго ещё стояла на перроне. Хотелось плакать. "Мне тоже за тебя тревожно, подружка милая, как ты справишься со своим арабом и всем его гаремом". Вернулся Антон. Он отводил ребятишек в машину, чтобы не видели и не слышали "глупых бабьих слёз и причитаний". Обнял Ольгу. Ольга расслабилась. Как хорошо, что он здесь! Рядом! С ним легко. Почти как с Игорем. 
Вечером у них с Антоном состоялся "крупный" разговор. Говорил, в основном, он, Ольга в знак согласия (реже несогласия) кивала головой.
- Всё хватит жить врозь и встречаться урывками. Я тоже не железный. Детям нужна постоянная крыша над головой. Если, Ольга работать хочет, надо няню искать - в садик-то сейчас очередь на три года. Хорошо, если прежнюю. Добросовестная, и дети её помнят. Квартира не такая большая, как у них, но пока разместимся, а там будем искать варианты. Дети-то растут. Им скоро одной комнаты будет мало. А, если им сейчас мало, кабинет переоборудуем под детскую. Я всё равно в нём практически не работаю. Ты поняла? Хочу, чтобы на этой неделе (слышишь! на этой!) ты перевезла вещи и детей ко мне.
Ольга всё поняла:
- Ну, что ты нервничаешь? Видишь, какая я тихая и покорная. На всё согласная. Прямо, как женщина Востока. Хоть в гареме не жила, а вижу, что сейчас перечить бесполезно, лучше угождать время от времени. Завтра начну уборку, позвоню няне. В пятницу едем в деревню за вещами и в субботу ты уже "примерный" семьянин. А теперь пошли спать.
При слове "спать" Антон возмущённо закачал головой. Как это "спать", а как же его право "обладать". Ведь он им сегодня ещё ни разу! не воспользовался.
- Так воспользуйся, быстрей. Сил нет!
   Проснувшись утром, Ольга потянулась в кровати. Антона не было. Ушёл и даже не поцеловал её. Признаки семейной жизни на лицо. Ладно, надо вставать. Обещала уборкой заняться. Но сначала надо детей накормить. Что там у нас в холодильнике? Так молоко есть, масло. Можно кашу сварить. "Не любим". Знаю. С утра поедите кашу, а там блинов испеку. "Любим". Тоже знаю. Разбаловала вас баба Настя. Всё умываться. Зубы не надо чистить. Щёток ещё нет. Вечером будут. Услышала рёв дочери из ванной. 
- Что случилось?
- Андрюшка толкается.
- Понятно.
Сколько рубашек нестиранных! Наверное, с тех пор как Лариса ушла, так ни разу и не стирал. Неряха! Пересчитаю. Шесть-семь. Лариса ушла почти месяц назад. Стирал. Значит, не совсем неряха. Карманы надо проверить. А то не дай Бог, что-нибудь постираю. Однажды, ещё будучи замужем за Игорем, она постирала какой-то важный документ. Взяла рубашку со стула из кабинета Игоря и бросила в машинку. Что натворила, сообразила только тогда, когда доставала рубашку из машинки. Обрывки "доверенности на право...". Дальше всё размыто. Весь вечер, не знала, как сказать об этом мужу. Наконец, осмелилась. Перед тем, как лечь в постель, спросила:
- А, что такое "доверенность"?
Ничего не подозревающий муж объяснил, что это документ, по которому один человек доверяет другому человеку выполнять за него, какие-то действия. Например, ездить на машине, получать зарплату и так далее.
- А, если её потерять? Трудно восстановить?
Игорь забеспокоился. Восстановить-то можно, но желательно не терять.
- А, если... испортить?
- Так, всё! Говори, что натворила.
Молчание.
- Испортила доверенность?
Кивок.
- Какую?
- Она в рубашке была во вчерашней.
- Что ты с ней сделала?
- Постирала...
Увидев выражение лица мужа, всё поняла. Глупая баба, что с тебя взять! С тех пор он прежде, чем отдать свои вещи в стирку, всегда проверял карманы. Она тоже, на всякий случай!
   У Антона в карманах чего только нет! Бумажки с телефонными номерами. Зачем? Мобильник же есть. Положу на полочку на всякий случай! Счёт из ресторана "Русь". За какое число? Так, без меня, значит, по ресторанам ходит. Выбросить. Квитанция. Штраф. Ага! За нарушение правил дорожного движения. Так, он ещё и лихач! А это что? Деньги. Заначка. Что-то маленькая. Сто долларов всего. Свёрнута пополам. 
Ольга развернула стодолларовую купюру и помертвела. Купюра была склеена скотчем посередине. Разрез (не порыв, а именно разрез) как раз приходился между глаз отца-основателя Соединённых Штатов Америки.
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >