Четверг, 20.07.2017, 21:37
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(16)

16
 
   Сказав Антону, что появиться через неделю, она в тот же день укатила на пасеку, а на следующий день в свою деревню. Не терпелось встретиться с подругой. Подходя к дому, Ольга загрустила. Опять вспомнила маму. Как было бы хорошо, сели бы она сейчас была жива. Сколько проблем бы помогла решить! От скольких глупостей удержать! Зайдя во двор, увидела, что двор зарос сорной травой. Знаменитые мамины клумбы были похожи на дикорастущие кусты. Вдоль дорожки не росли астры. Лишь только тигровые оранжевые лилии сквозь траву проглядывали то здесь, то там. Отчим и Степановна отдыхали. С утра пололи картошку - умаялись. Степановна стушевалась и отправилась на летнюю кухню "соображать обед" для незваных гостей. Отчим, вопреки Ольгиным прогнозам, обрадовался искренне. На вопрос: "Не помешают ли столь внезапные гости", расчувствовался. Да, что ты, доченька, я же тебя с пяти лет ростил. По внуку соскучился. А вот внучку, Аннушку, так второй раз вижу. И Игоря твоего любил как сына. Хороший был мужик. 
- Почему был? - перебила Ольга. - Никто его мёртвым не видел!
-А, может оно и так, - не стал противоречить он.
   Разговаривали долго обо всём, но больше всего об Игоре. Ольга была приятно удивлена, видя, как отчим переживает о нём. Вот и не знаешь, где найдёшь сочувствие, где потеряешь. После обеда съездили к маме на кладбище. Могила была аккуратно ухожена. 
"Хожу часто. Скучаю за ней, - проговорил он сквозь слёзы.- Жалею её".
- При жизни надо было жалеть, - подумала Ольга, а вслух сказала:
- Что-то хозяйка у тебя неважная. Двор запустила, огород тоже. Опять же в доме -ремонт делала ещё мама. Женька, ведь, осенью с армии придёт.
   Отчим согласно закивал головой. Надо бы ремонт, да не может Валюша - болеет. 
- А, может, не хочет! - парировала Ольга.- Знает, что ей ничего не достанется, вот, и "болеет". Отчим дипломатично молчал. Ольга не стала настаивать на своём. Сказала только, что постарается помочь, хотя бы сделать ремонт в Женькиной комнате и на кухне.
Вечером Ольга собрала ребятишек. Поедем в районный центр. Аллочка приехала. Погостим у них. А вы тут пока к ремонту всё готовьте. Отчим загрустил, что, мол, дочка, из родного дома бежишь так быстро. Степановна чуть повеселела. Ольга отшутилась: "Ещё надоем, гнать будете".
   Встреча с подругой была бурной. Кричали, визжали, тискали друг друга, как девчонки-подростки. Андрюшка с Аннушкой даже испугались, что это с мамой? Аллочкин "рыжик" сразу заинтересовался белокурой девочкой с глазами как "морская вода". 
   Сначала говорили об общем, Смеялись, вспоминали, плакали. Аллочка ходила без платка - дома можно! и поделилась главной новостью - она теперь первая жена. На вопрос: "как же такое могло случиться?", она весело ответила: "умерла Сейда". 
- Надеюсь не по твоей вине, - забеспокоилась Ольга.
- Да, что ты! За кого ты меня принимаешь? От рака молочной железы умерла.
- Как же так, ведь рак молочный железы лечится, операции делаются. Что же твой богатый "шейх" денег пожалел что ли?
- Дело не в деньгах. Родители её не разрешили. Операции-то делают мужчины, А по их законам: если чужой мужчина видел твою жену обнажённой, то ты можешь с ней развестись. Они видели, что Рашик меня больше любит - вот и боялись, как бы с ней не развёлся.
- А, он бы развёлся? - спросила Ольга, потрясённая услышанным. Средневековье какое-то!
- Думаю, да. Но при этом оплатил бы операцию, лечение и назначил ей содержание. Да, Бог с ним! Зато теперь я "старшая жена". Это такое преимущество! Видишь, как бабайка меня слушается!
Поздно вечером, отправив бабайку укладывать детей спать, Аллочка приказала Ольге:
- Рассказывай всё по порядку. Из того телефонного разговора, я поняла только одно, что "уехал как обычно на работу и не вернулся".
   Ольга рассказала. Подробно, вспоминая каждую мелочь, каждую деталь. Словно от каждого слова зависело, сможет ли Аллочка ей объяснить то, что до сих пор никто не объяснил. После полуторачасового Ольгиного рассказа подруги молчали минут пять. Наконец, Аллочка сказала: 
- Игорь твой, конечно, кобель был ещё тот, но чтоб так уйти! Это с...й надо быть. На него не похоже!
- Кобель? Ты хочешь сказать, что он мне изменял? С кем?
- Ой, батюшки мои. Изменял? Не знаю, как это у вас называется, но только он всех твоих подружек перетрахал.
- Каких подружек? Ты что с ума спятила? - от возмущения Ольга начала задыхаться.
- Да, я своими глазами видела и ушами слышала!
- Говори!
- Да, хоть бы, у Верочки на свадьбе! Помнишь, у них над избушкой крыша была, "мезонином" называлась в шутку. Так он в тот мезонин Любку (фамилию забыла!) раза три за ночь тягал. Ты как раз беременная была Андрюшкой. Тебя к соседям спать отвели, а он остался. Меня тоже Антон туда хотел затащить, да я отбилась. А под утро любопытство меня разобрало. Я залезла. Дай, думаю, в окошко подгляжу. И подглядела. Да их там несколько пар. Игорь твой с Любкой, Антон с Иркой (или наоборот) и ещё кто-то из деревенских. В общем, свальный грех!
- Почему же мне ты тогда ничего не сказала? - начала злиться Ольга
- А что говорить-то. Бабу беременную расстраивать. Меня твой Игорь бы убил и где-нибудь в асфальт закатал - как это у них принято.
- Не убил бы! Нужна ты ему!
- Ну, не убил бы, так язык "отчекрыжил", чтобы впредь не смела "Олюшку огорчать". Да ты сама что ли слепая была? Неужели не догадывалась ни о чём? Нет? Но, всё же, ревновала ты его. Я помню - ревновала, значит, - догадывалась. Бабье сердце не обманешь.
   От обиды и злости Ольга была готова разреветься. Сдерживало одно. Рядом в комнате спали дети, а за дверью в коридоре дремала бабайка. Да, помнит она Верочкину свадьбу. Июнь месяц, только сессию сдали. Она беременная. Толстая, неуклюжая -бегемотиха. А тут ещё врачи "матка в тонусе", при половых контактах нужно быть очень осторожными. Видела, как он на Любку пялился. Даже локтем его толкнула! А тот отшутился: "Платье, - говорит, - знакомое. Где-то я его уже видел". А та, дура, и правда в том платье была, что давала Ольге в день помолвки. Вроде, больше надеть нечего! Зря не сказала мне тогда Аллочка, я бы им устроила "свальный грех"! А я, его, кобеля, ещё из болота тащила, сыном рисковала. Знала бы, фиг бы он от меня помощи дождался. Сказала бы: "подожди, сейчас твою подружку вызову". До сих пор бы там торчал! Сволочь! Ненавижу! 
Видя состояние подруги, Аллочка стала её успокаивать:
- Да, брось ты так переживать! Я сейчас к этому по-другому отношусь. Мужику, ведь, ему одной бабы мало. Чтобы он постоянно находился " в тонусе" ему разнообразие нужно. У них же этот ген мутирует. Ну, (забыла, как называется!), который у самцов. Я где-то в книжке читала, что мужчины, которые имели только одну женщину, заболевают к пятидесяти годам импотенцией в десять раз чаще, чем те, которые имели несколько женщин. Поэтому у арабов и принято многожёнство. Во-первых, никаких измен - всё законно. Во-вторых, никаких брошенных баб-одиночек и детей. Поимел женщину хоть раз - содержи её и её ребёнка. Не хочешь жениться - бери в наложницы. А наложницам что? Житьё не хуже, чем у нас (жён), а свободы так ещё больше. Всегда можешь уйти. Никто тебя насильно держать не будет. Правда, потом тебе дорога туда же. Снова в наложницы. В жёны вряд ли уже возьмут.
Аллочка принесла холодного чаю и заговорила, по её мнению, о главном:
- Так вот, подруга, я с Рашиком о тебе разговаривала. Он сейчас ищет себе вторую жену. Правда я ему сказала, что твой муж "погиб". Ну, не возмущайся! Что я должна была сказать, что "ушёл и не вернулся". Значит, пятно на тебя. Может, ты плохая жена. А так всё понятно. Муж "погиб", жена "в отчаянии", дети осиротели. Смотрю, глаза у него заблестели, то ли от жалости, то ли от желания. Мы, когда от вас уехали, он раза три у меня спрашивал, не силиконовая ли у тебя грудь. В общем, он не против, взять тебя с детьми к себе. Сначала, конечно в качестве наложницы, ведь ты не девушка. Нужно будет притерпеться, понравиться ему (в том числе и в постели), а там уже дело техники. Не будь я первой женой, если не заставлю жениться его на тебе. Вот только крестики придётся снять и с тебя, и с детей. У них другой Бог.
   Слушая подругу, Ольга с трудом понимала, о чём та говорит. Не рехнулась ли она на этом Востоке. Сама ищет мужу вторую жену. Точно чокнулась! 
   Ничего не чокнулась. Лучше я ему найду, чем он кого попало приведёт. А мы с тобой подруги, друг друга знаем хорошо. Мы бы там такие порядки завели. Все бы остальные жёны и наложницы - вот бы где (Аллочка показала кулак) у нас были! А что касается, Рашика, как любовника, он мужчина ласковый, нежный, без всяких там "извращений". Единственное, любит, чтобы его две женщины сразу ласкали. Сейда, правда, это не очень приветствовала, а мне нравится. Только каждый день ждешь, кого из наложниц прикажет привести. Их у него семь. Чего ты смеёшься? Ну, да, на каждый день недели! А с тобой, Оленька, мы бы его так заласкали, он бы и думать забыл про них и про третью жену тоже! 
Ольга больше не могла слушать этот бред:
- Прекрати немедленно! Меня сейчас стошнит.
Аллочка обиделась - подумаешь! Стошнит! Ну, а одной-то лучше что ли? с двумя детьми без мужика, без денег.
- А с чего ты взяла, что я одна. Я не одна...- проговорила Ольга, заинтригованно.
Аллочка онемела минуты на две.
- Ни одна? А с кем? Ну-ка, ну-ка, давай поподробней. Кто он?
- А что тут подробного? Ты его знаешь. Антон.
- Антон! Ну, конечно, как же я сразу не догадалась. Раз Игоря нет, право доступа к телу "великой княгини" теперь принадлежит его лучшему другу. Ты что? Обиделась что ли? Не обижайся. Это я так пошутила дурацки. Антон! ... Да.... Ну, и как у вас с ним? Серьёзно? Или так?
- У него со мной серьёзно, а что касается меня, - ещё не решила.
- Да, конечно, он всегда был влюблён в тебя, дурак. Привык за Игорем всё подбирать!
- Да, что с тобой? Ты чего несёшь? Что подбирать - то! Я вещь что ли?
- Ты не обижайся, подруга, это я от злости. Я же одно время, помнишь, как его любила. Бегала за ним, как девчонка. Всех парней своих отшила. А он меня на чердак, как и остальных. Я заартачилась, сказала, хочу свадьбу, как Ольга. А он знаешь, что мне сказал:
- Не хочешь - силой не потащу, но и жениться не буду. Ты не Ольга!- Аллочка готова была расплакаться.
   Ольга знала, что Антон нравился ёе подружке. Сразу после их с Игорем свадьбы, у них что-то намечалось. Но чтоб так серьёзно... Сколько лет прошло! А она всё обижена. И хотя Ольга была не причём, почувствовала себя виноватой. 
- Да, я сама, дура, надо было соглашаться. Но у меня твой пример перед глазами. Пусть бы не женился! Чёрт с ним! Зато я ни о чём бы не жалела. Хоть бы знала, какой он любовник. Хороший?- Аллочка перешла на шёпот.
- Хороший, - сглотнув подступивший к горлу комок, ответила Ольга.
Аллочка замолчала. Над чем-то задумалась. Потом вдруг брякнула:
- А, ведь, за тобой подруга должок имеется.
- Какой должок?- не поняла Ольга.
- Как - какой? Если бы не ты, он бы на мне женился!
- И что?
- Отдавай!
- Как это? Ты же замужем.
- Ну, не насовсем, а на время.... Хотя бы на одну ночь нам свидание устрой.
Ольга опешила:
-Аааа, как же "шейх"?
- А что ты имеешь в виду? Он ничего не узнает. Бабайка сейчас за мной не следит. А я хоть разок испытаю: как это - мужу изменять?- шёпот стал ещё тише.
Ольга молчала. Согласиться - предать Антона, отказать - обидеть подругу. Она и так чувствовала себя перед ней виноватой. Наконец, сдалась:
- Ну, и как ты себе это представляешь?
- Очень просто. Ты звонишь ему, назначаешь встречу у тебя дома. Вы же там, я поняла, встречаетесь? Он приходит. А там я.
- А вдруг не получится? Он опять откажется.
- Не откажется. Я теперь умнее стала. Да и не жениться же его буду заставлять. А так обласкаю, что, может, пожалеет, о том, что когда-то не взял меня в жёны.
- Не хорошо это, Алл! Он обидится. Да и мне как-то некомфортно от мысли, что я сама вас свела.
- Жалко? Да? Это называется "сам не гам, и людям не дам".
- Почему это "не гам"? Гам, - пробовала отшутиться Ольга.
- Ты же сама сказала, что ещё не решила. Олечка, ну, пожалуйста - один разочек. А потом я уеду, и забирай его на всю оставшуюся жизнь. Осчастливь, подружка милая! Сейчас на колени встану или заплачу!
- Не надо на колени. Я... согласна, - поражаясь сама себе, проговорила Ольга.
- Yes! - Аллочка взвизгнула и подпрыгнула как в детстве.- Yes!
   Договорились в конце недели. Под предлогом того (это для Аллочкиных родителей и бабайки), что нужно помочь Ольге собрать и перевести из города вещи. Антону Ольга позвонила в воскресенье, просила приехать к семи. Обещала ему приятный сюрприз. На этом её итригантская миссия закончилось. В понедельник она должна была приехать за Аллочкой и оставшимися вещами и передать ключи новым жильцам. Ночь с воскресенья на понедельник провела у отчима. Настроение было противное. Утром, первой газелью выехала в город. Заходя во двор, перевела дух. Очень не хотелось увидеть машину Антона на стоянке. Вообще он уезжал от неё где-то в семь тридцать (к восьми на работу). Но вдруг подружка ему так понравилась, что решил задержаться. Время восемь. Машины на стоянке не было. 
Аллочка сонная, но счастливая, встретила Ольгу вопросом:
- Ты чего такую рань?
- Убрать надо следы вашего ночного безобразия, а то корейцы придут,- отговорилась Ольга.
Аллочка потянулась, зевнула и сказала:
- А никакого безобразия не было. Всё было классно!
- Рассказывай!
- Да, чё такую рань рассказывать. Дай поспать!
- Рассказывай Алка, не зли меня! - вдруг рявкнула Ольга и добавила уже тише, - не зли, пожалуйста.
- А что? Он приехал. Я в окно смотрела - ты же мне его машину описала. Позвонил. Я ему открыла, - подожди, пойду рожу сполосну, а то глаза слипаются.
   За то время, пока она "споласкивала рожу" Ольга согрела и заварила чай, достала из холодильника колбасу, сыр, сделала горячие бутерброды. (Утром уехала, не позавтракав). Увидела счета за телефон, свет, газ. Опять деньги нужно где-то искать. Ах, да сегодня корейцы отдадут деньги на руки. "Я эту Алку сейчас задушу",- решила Ольга и направилась в ванную. Подруга массировала "рожу" и втирала крем в шею. Увидев Ольгу, состроила невинную гримасу, как в детстве. Ольга рассмеялась. За эту капельку детства можно простить подруге всё: 
- И?
- Ну, вот, - Аллочка уже усаживалась есть бутерброды,- позвонил. Я открыла.
Ольга нервно постучала по столу ложечкой.
- Ну, я и говорю - открыла! Он с бутылкой вина и коробкой конфет. Вино мы вчера точно выпили, а вот конфеты оставались, по-моему, в той комнате: столовой или как там называется. Сейчас принесу. Она начала подниматься из-за стола.
- Сядь! Если не хочешь, чтобы твой "шейх" совсем овдовел, сядь! И рассказывай.
- Я говорю: проходи, Оля скоро будет. Он прошёл. Сначала на кухню, вино - в холодильник, конфеты - на стол. Прямо, как у себя дома. Потом в гостиную. Я за ним. Парой слов перекинулись. Потом разговорились. Я у него про знакомых спрашивала, он меня про жизнь мою "заморскую". Потом я ему бряк: Антон, ты не очень расстроишься, если Ольга сегодня не придёт? Он помолчал с минуту. Потом всё понял. Расслабился и сказал:
- Не очень.... Даже, наоборот...
- Что, значит, наоборот?- занервничала Ольга
- Ну, в смысле: я понял: ты и есть тот сюрприз, который мне обещала Оля.
- А потом?
- Что потом? Как обычно.... Сначала целовались. Потом на диван легли. А дальше я стесняюсь рассказывать, даже тебе.
- Говоришь, классно было?
- Не то слово. Супер! Мы как завелись с вечера, так до утра не остыли. Он вот, как часов в восемь уехал. Подскочил - проспал! В щёчку меня поцеловал и полетел. На работу!
Ольга была уже не рада, что спровоцировала подругу на такие подробности. Где-то в районе крайнего левого ребра зашевелилось знакомое до боли чувство - ревность. Ну, что сама виновата. А он тоже хорош! Мог бы и уйти!
- Я тоже в грязь лицом не ударила! Многому его научила! - прихвастнула Аллочка.
- Ой, ли?- засомневалась Ольга, - чему можно научить мужика, у которого баб было больше, чем у тебя месяцев в жизни.
- Это сколько? Двадцать пять на двенадцать. Ого! Вот это гарем! Моему Рашику такое и не снилось.
- Ну вот, а ты мне: мужики на Востоке. Ой-ей-ёй! Куда им - до наших!
Аллочка не обиделась. Она примирительно сказала:
- Ну, пусть не многому, но пару приёмчиков я ему показала.
- Ну, и?
- Что и? Понравилось. Между прочим, спрашивал, когда я уезжаю. Ещё предлагал встретиться.
- А ты? - боль под сердцем усилилась.
- Цени подруга - отказалась!
- Что так? Ради меня?
- Может, ради тебя. А, может, ради себя. Боюсь в него влюбиться снова. Всё можешь убирать... и ванной тоже. Я сегодня мыться не буду. Не хочу смывать его поцелуи!
   Дождавшись корейцев, Ольга передала им ключи. Забрала фотографию из спальни, где с Игорем целуются в церкви, сумки с вещами, и они с подругой отправились домой. Аллочка к родителям - отдыхать. Ольга к отчиму - делать ремонт. 
Прошло три дня. Антон не звонил. Ольга сделала пару звонков - не берёт трубку. Обиделся? На что? Хорошо же было! Наоборот, должен быть ей благодарен, за такой подарок. От себя можно сказать оторвала! От обиды и злости Ольга сделала ремонт, не только в Женькиной комнате и на кухне, как обещала, но и в зале, прихожей, кочегарке, побелила и покрасила дом снаружи. Только спальню не тронула. Заглянула - всё мамино, даже сердце захолонуло. Она, эта ст...а старая, хоть бы простыни свои принесла. И в шифоньере одежда мамина. Неужели носит? Отчим кивнул головой: иногда одевает. А что ж ей просто так пылиться. Ты же ничего не взяла. Перебирая вещи, Ольга заметила платье, в котором мама была на их с Игорем свадьбе. Достала, примерила. В груди немножко узко, а так хорошо. Решила - заберу! И носить буду! А то в этих дорогих костюмах и платьях, как овца ряженая на базаре. Выбрала ещё пару костюмов. Можно? Можно, Оленька, можно. На мамку ты больно похожа. Не бросай меня, приезжай. Ольга кивнула. Да я ещё не уезжаю.
   Выполола грядки, привела в порядок двор и клумбы. Ещё прошло два дня. Антон не звонил. Забыв про гордость, Ольга позвонила ещё раз. Сначала гудок - вызов. Потом прерывистый - сбросил? Перезвонила. Телефон абонента выключен. Поехала к Аллочке. Жаловаться на свою несчастную долю. Аллочка сказала: "что-нибудь придумаем!" и через полчаса уже звонила Антону. Антон трубку взял. Ольга запсиховала. Как Аллочка звонит, так трубку берёт, а, как Ольга, нет! Слушая глупую Аллочкину болтовню про погоду, про скорый отъезд, про круиз, в который та собирается с мужем, когда вернётся домой, Ольга готова была разреветься. Тут подруга включила громкую связь (бабайка с детьми была на улице): 
- Тут Оля у меня в гостях. Хочешь с ней поговорить? - прикинулась овечкой Аллочка.
Трубка что-то прохрипела, потом Ольга ясно услышала:
- Нет... Времени нет. В другой раз.
Ольга всё поняла. Как, значит, с Аллочкой болтать полчаса о пустяках у него время есть, а как с ней, так в "другой раз". Ну, и пусть катится к чёрту, к его матери или бабушке. А лучше, сразу ко всем вместе. Она поднялась, чтобы уходить. Аллочка показала жестом - сиди!
- А другого раза может и не быть,- как можно безразличнее сказала подруга. - Она со мной в Саудовскую Аравию уезжает. Рашик согласился взять её второй женой. Ты знаешь, она ему давно нравится! Сейчас вот думаем, что и как. Удобнее через Турцию. У неё ведь загранпаспорт просрочен. А там мой уже через друзей переправит её с ребятишками в Джидду. Что такое Джидда? Город такой, на юге. Он там работает. У нас там большой дом.
Из-за Алкиной трескотни Ольга не слышала, что отвечал Антон. Оказывается, он всё это время что-то пытался сказать. Наконец, Ольга услышала:
- Ты слышишь меня, дура рыжая, дай трубку Ольге!
Аллочка пожала плечами: "Ты же не хотел с ней говорить. А? А теперь хочешь? Пожалуйста. Только вовсе я не дура, хоть и рыжая".
Ольга с замиранием сердца взяла трубку:
- Алло...
- Оля, поговорить нужно. Ты где?
- Дома. В деревне, у отчима.
- Я сейчас приеду.
- Может, лучше я, мне всё равно в город надо.
- Когда и где тебя ждать?
- На остановке "Газелей" возле ЖД.
- Через час-два примерно?
- Да.
- Что да? Через час или два?
- Через полтора, - пошла на компромисс со временем Ольга.
Антон отключил телефон. Ольга протянула Аллочке трубку. Улыбнулась. Спасибо подружка. Как у тебя только ума хватает всё на ходу придумывать. Аллочка засмеялась. Для тебя ничего не жалко. Даже безвинно пострадать - "дурой" тут всякие обзывают.
- Ну, так уж и безвинно, - усмехнулась Ольга. - Проводи меня на "Газель".
   Аллочка надела платок. На улицу же идёт. Привычка. Ладно - помиритесь, привет передавай. В общем-то хорошо, что мы с ним не поженились, мы бы друг друга уже истребили.
  Подъезжая к ЖД вокзалу, Ольга сразу увидела машину Антона. Ещё бы, водитель "Газели" матюгнулся так, что Ольга покраснела. "Поставил тут "БТР" не подъехать, не подойти".
  Антон стоял возле дверцы машины. Курил. Он, вообще, очень много курил последнее время. Наверное, чтобы меньше быть похожим на Игоря. Подошла к нему. Улыбнулась. Поздоровалась. Антон посмотрел на неё исподлобья и проговорил сквозь сигаретный дым:
- Я тебя никуда не отпущу! Запомни это! Пока я жив - ты моя!
Ольга согласно кивнула и рассмеялась.
- Тебе смешно? - раздражённо спросил он.
И тут до него дошло, что всё сказанное Аллочкой - это блеф и не что иное, как провокация.
- Это что? Прикол что ли такой был?
Боясь своим смехом разозлить его ещё больше, Ольга снова кивнула.
- Ну, дура рыжая! - говорил об Аллочке, а смотрел на Ольгу.
Та виновато опустила глаза.
- Обе вы дуры, набитые! - добавил он уже не так зло,- садись с машину!
  Позади послышался смешок. Ольга оглянулась. Водитель "Газели" взглядом дал понять, что всё так и есть. Ольга скривила ему гримасу и пошла вслед за Антоном. Тот уже держал дверь наготове.
  Антон решил заехать в кафе под названием "У камина" - там поговорить можно. В кафе народу было много: приближалось время обеда. Официанты покосились на Ольгу. Что им не нравится? Одета что ли не по случаю? Ну, уж извините! Прямо с огорода. В потёртых джинсах.
  Антон выбрал столик в самом углу, подальше от людских глаз. Сделал заказ. Ольга огляделась. Где же камин? А вот он. Есть! Правда, потухший. Наверное, потому что лето - жарко. Хотя дрова в нём есть. Официант объяснил, что дрова - электрические. Ночью они светят. Если  интересно, приходите вечером, увидите сами. Только столик надо заказать. Вечером у них народу много. Ольга погладила Антона по руке: хорошо здесь! Давай придём сюда вечером. Он молчал. Всё ещё злился на неё (или на них с Аллочкой). Ну, пожалуйста! Он согласно кивнул.
Официант наклонился к Ольге, шепнул ей прямо в ухо:
- Можно, я насчёт вашего внешнего вида намекну. У нас тут как бы ресторан. Публика приличная.
Ольга наградила его такой очаровательной улыбкой, что тот засомневался в своей правоте. Зачем женщине вообще какая-то одежда, если она так умеет улыбаться.
  Он хотел было извиниться, но Антон прервал их диалог:
- Парень, оставь нас двоих и поторопись с заказом.
Официант исчез. Ольга преданно взглянула на Антона:  Ну, не сердись! 
Антон вздохнул:
- Как это тебе пришло в голову?
- Про Аравию? Это не я! Это Аллочка!
- Я не про Аравию, я про "сюрприз".
Не зная с чего начать, Ольга нервно потёрла руки. Конечно, подло. Но она снова решила всё свалить на подругу. В какой-то мере это была правда!
- Меня не интересуют её чувства. Не знаю, что тебе наговорила эта рыжая фурия. Мне интересно: тебе это было зачем нужно? Ольга пожала плечами:
- Хотела проверить тебя на любовь и верность, - тихо сказала она. - Очень простой тест. Ты не выдержал!
- А, Игоря ты тоже тестировала таким образом?
Ольга почувствовала, как дрогнуло её сердце: "Игоря? Ни за что! Никогда!", но быстро поборов волнение, она сказала вслух:
- Я до последнего момента надеялась, что ты откажешься. Антон усмехнулся:
- Я что похож на идиота? Отказываться! Да я эту Алку хотел ещё шесть лет назад. Она тогда завыпендривалась. Девственница, мол, женись на мне. Но я тогда уже тебя любил. Зря! Я думаю, она бы меня заставила забыть тебя.
Ольге не понравилась его последняя реплика. Принесли обед.
- Или возьми свои слова обратно, или я объявляю голодовку!
- Какие?
- Про "забыть тебя".
- Беру - ешь.
- Нет. Повторяй за мной: Оленька, девочка моя, ещё не родилась в мире женщина, ради которой я мог бы забыть тебя. Клянись.
- Клянусь! Оленька, девочка моя, ешь, а то остынет.
  Она надулась. Антон не реагировал, видно, решил, что подуется и престанет. Нет, не знаешь ты меня, милый друг. Наше примирение тебе дорого обойдётся. Продолжая "голодовать", она с вызовом заявила:
- И в ресторан вечером не пойду! Увидев его удивлённо-вопросительный взгляд - сама напросилась, Ольга добавила:
- У меня здесь ни одного платья нет, все в деревне.
- Сначала поешь. Потом платье,- настаивал Антон.
- Нет, сначала "люблю", потом "поешь", а потом платье.
- Ну, хорошо. Люблю. Поешь, и поедем за платьем.
- За туфлями и за сумочкой?
- За туфлями, сумочкой, нижним бельём и всем, что пожелаешь.
Ольга начала вяло жевать, всем видом показывая, что делает ему одолжение. Смотри, тебя за язык никто не тянул, особенно насчёт "что пожелаешь".  
  Ольга знала, где можно хорошо и сравнительно не дорого одеться. Но сейчас задача была несколько другая: как можно лучше и как можно дороже. Она выпила сок и скомандовала:
- В "Монарх". Антон не проявил никакого беспокойства. Пока. Вот, зайдём внутрь. Померим. Посмотрим цены. Ольга перемерила пар пять. Скучно, сидит в кресле, только комментирует про ножки что-то. Ты в каталог-то, в каталог посмотри! Всё устала, не хочу! Сначала платье, а потом сумочку и туфли.
  Поехали выбирать платье. После третьей примерки Антон начал что-то подозревать. Это не просто шопинг, это шопинг "с извращением". То она ноги демонстрировала целый час, теперь бельё и полуголые платья. Во время очередной примерки он вошёл в примерочную:
- Детка, может, хватит? Сил нет. Ольга хмыкнула:
- Как уже? Лишь бы денег хватило, а силы мы сейчас восстановим. Задёрнула шторку кабинки. Прижалась к нему. Стала стягивать футболку через голову. Сама уже давно в нижнем белье. Антон, судя по всему, готов был к такому повороту событий. Он впился ей в губы:
- Молчи! Ольга! Моя! Хочу! Ещё хочу! Оля, девочка, покупаем магазин и едем к тебе. К тебе нельзя? Почему? Квартиру сдаёшь? Корейцам?! Тогда ко мне! И сумочку и туфли. А ещё что? Брошечку на это платье в "Берёзке" или "Жемчужине". Только быстрее! - Куда быстрее! Я и так очень тороплюсь.
  Когда вечером перед рестораном, Антон посмотрел на чеки (Ольга специально положила их на видное место), он вздохнул:
- Если бы мы купили магазин, было бы дешевле.
  Ольга ликовала. Так тебе и надо! Будешь думать, что говорить, а то ишь ты - "заставила бы забыть"!
  Когда появились в ресторане, официант оторопел. Неужели такое возможно! Не женщина. Королева красоты! Да что там королева. Богиня!
  Видя, какое впечатление Ольга произвела на присутствующих в ресторане людей, Антон занервничал - ему хотелось, чтобы её красота принадлежала только ему. Когда же один из мужчин осмелился её пригласить на танец, предварительно обратившись к Антону, тот побелел:
- Я что привёл в ресторан женщину, чтобы предлагать её кому-то на танец!
Мужчина, извинившись, отошёл. И хотя больше их никто не беспокоил, Антон всё равно без конца дёргался:
- Как я понимаю этих арабов. В гарем! Под платок! В паранджу! Моё! И только моё!
Ольга удивлялась. Быть красивой разве преступление? Разве порочно?
Антон не соглашался:
- Красота должна вызывать умиление, а не похотливые желания. Понимая, что снова начинают ссориться, Ольга замолчала. Зажгли камин. Стеклянные дрова "горели" как настоящие, переливаясь сине-жёлтым-зелёным пламенем. Разглядывая "огонь", Ольга не сразу расслышала вопрос Антона:
- Зачем ты сдаёшь квартиру?
- Мне нечем платить ссуду!
- А где ты собираешься жить?
- Пока в деревне, а там видно будет.
- Кому видно?
- Мне.
- А мне видно одно - ты хочешь меня помучить. Да?
- Нет.
- Может, тогда обсудим мой вариант решения проблемы.
- Давай обсудим. - Ты переезжаешь ко мне вместе с ребятишками. Хочешь - иди работай! Хочешь - сиди дома, воспитывай детей. Денег хватит!
- И ты готов тратить свои деньги на чужую жену и чужих детей? Как долго? В каком объёме?
- Ну, во-первых, вы мне не совсем чужие. А, во-вторых, меньше буду тратиться на ш..., - он осёкся и добавил,- на что попало. Ольга разозлилась:
- Ну, да, конечно! Оказывается на мне ещё можно экономить. А что? Безопасно! Безотказно! Да к тому же - дёшево! - она поднялась: хочу уйти!
  Антон, едва сдерживаясь, схватил её за руку и прошептал тихо, но Ольга разобрала каждое слово:
- Оля, тебя Игорь никогда не бил?
Ольга оторопела:
-Что?!
- Зря .... А я буду!
  От возмущения она поперхнулась, стала задыхаться и кашлять. Антон подал ей воды. Не хочу! Когда удалось выдохнуть, глядя ему прямо в глаза, также шёпотом ответила:
- Это будет последний день твоей жизни. Запомни это раз и навсегда!
Антон удивлённо посмотрел на неё, потом улыбнулся и сказал:
- Ну, вот, будем считать, что договорились. Когда перевезёшь вещи и детей?
Ольга хотела ещё позлиться на него, но передумала и тоже улыбнулась. Поедем к тебе. Я так устала....  
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >