Четверг, 23.11.2017, 04:47
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(33)

33
 
Очнулась от того, что кто-то тряс её за плечо. Открыла глаза. Перед ней стояла маленькая худенькая девушка-подросток. Черноволосая.
- Привет, новенькая! Ужин не проспишь?
Ольга покачала головой: не хочу ужинать.
Девчонка не удивилась, а быстро спросила:
- Тебя моя мамка осматривала. Что-нибудь оставила для меня?
Ольга приподняла край подушки. Девчонка вытащила белый пакетик. Заулыбалась. Высыпала себе на тыльную сторону ладони какой-то белый порошок, лизнула, потом втянула его носом. Довольная откинулась назад. Ольга ошалело уставилась на неё.
- Что это? Наркотик? Твоя собственная мать снабжает тебя наркотиками?
Девчонка передёрнула плечами:
- Конечно! А кто это должен делать?
- Но ведь это вредно! Она, что, не понимает, что убивает тебя?
- Убивает! Убивает! Раскаркалась тут. Вот к тебе Хан придёт, приласкает... Тогда не только наркоты, яду запросишь.
И уже совсем спокойно:
- Значит, ты в столовую не идёшь?
Ольга снова покачала головой:
- Не могу, голова кружится.
Девчонка внимательно присмотрелась к Ольге.
- Ого, какая шишка! Кто это тебя так? Зинуля?
Ольга промолчала. Ниночка поднялась:
- Ладно, я пойду. А то без ужина останусь. Принесу тебе что-нибудь вкусненькое. Правда, нам в комнаты носить еду нельзя, но я спрячу. Никто не заметит. А, знаешь, почему стало нельзя? Нет. Сейчас расскажу. Умора! На обед нам давали компот вишнёвый. Одна деваха в комнату унесла. Ягоды съела, а косточка одна на кровать попала. Вечером к ней Хан. Пока то - сё, эта косточка впилась ему в интимное место. Крику было. Девчонку отколошматили и к дальнобойщикам, а нам запретили любую еду в комнату брать. Но на ужин нам компота не дают. Она ушла.
Ольга попыталась сесть на кровати. Получилось с трудом. ' Кажется, я мозги себе стрясла',- подумала она. ' Видно, немного их там было. Конечно, немного. Было бы больше, не попала бы в такую ситуацию'.
Через часок пришла Ниночка. Принесла фрукты, нарезанные дольками, шоколад и даже кусочек сёмги.
- Ешь, тебе сегодня силы понадобятся. Хан новеньких любит. Зато у нас с девчонками сегодня праздник. Выходной. Мы по этому случаю вечеринку устраиваем. Жаль, ты прийти не сможешь. Потом когда-нибудь. Только съешь обязательно, а то увидят - будут орать.
Зинуля то видела, что ты в столовую не пришла.
Ольга кивнула.
- Всё отдувайся тут за нас всех, а я потопала: девчонки заждались уже.
- Сколько вас тут? - спросила Ольга.
Ниночка посмотрела на пальцы левой руки, как будто собралась считать:
- С тобой девять будет. Завтра со всеми познакомишься, если жива останешься.
Увидев испуганные глаза Ольги, она рассмеялась:
- Шутка такая. Первое время будет тяжело, а потом приноровишься. Не знаю, что тебе и пожелать: Спокойной ночи или дожить до утра. Тоже шутка.
Наконец, она удалилась. 'В каждой шутке есть доля правды,- подумала Ольга.- Что делать-то? Ума не приложу. Главное успокоиться. Как учил Игорь? Сесть, поджав под себя ноги. Руки ладонями вверх положить на колени, расслабиться. Дышать только носом. Вдыхать быстро, выдыхать медленно. И так раз тридцать'. Сделала десять. Сбилась со счёту. В висках застучало. Легла. Уснуть бы и не просыпаться. Что-то там ребятишки делают? Мамку ждут. Женька волнуется. Гришка, скорее всего, злится. Антону бы позвонить, тот бы меня отсюда вырвал. Слёзы снова потекли по её щекам.
Ольга дремала, когда за ней пришла "Зинуля":
- Пошли. Хан ждёт.
Ольга встала. Пошатнулась. Смотрительница взвизгнула:
- А, это у тебя откуда? - она пальцем тыкала в Ольгину голову.
Ольга потрогала шишку. Большая. Бровь опухла. Глаз затекает. Ольга усмехнулась. ' Ничего Хану и такая сойду'. "Зинуля", подталкивая её в спину, привела Ольгу в большую, богато убранную спальню.
- Иди в кровать. Сейчас хозяин придёт.
Она вышла. Через несколько минут Ольга услышала, что смотрительница оправдывалась перед Ханом:
- Я её пальцем не трогала. Ты же знаешь, я без приказа ни-ни...
Спустя ещё минуту, в комнату ввалился Хан. В цветном шёлковом халате, как восточный султан. Ольге заранее сделалось дурно. Увидев изуродованное Ольгино лицо, он рассвирепел:
- Ты что с собой сделала? А?
Ольга испугано отстранилась. Сказала первое, что пришло в голову:
- Я упала.
- Упала, говоришь? Ну-ну! Прикажу наручниками к кровати приковать, тогда не упадёшь. Думаешь, меня этим остановишь. Дура. Ложись и попробуй только мне не угодить.
Ольга легла. Хан навалился на неё, коленкой раздвинул ноги. Ольга не сопротивлялась, но и не помогала. Он мучил её часа два. Потом спихнул с кровати на пол:
- Пошла вон!
Ольга голая, балахон остался на кровати, поплелась в свою комнату. Хорошо бы сейчас уснуть и не проснуться...

Наутро она получила неожиданную передышку. Критические дни раньше времени. Никогда Ольга не радовалась так искренне подобным "сюрпризам" своего организма. "Зинуля" доложила Хану, то махнул рукой. Пусть отдыхает, очухается - своё отработает.
Впервые в жизни Ольга жалела, что "месячные" не могут длиться месяц. Через неделю её снова повели к Хану. Вопреки Ольгиным ожиданиям тот начал с комплиментов и подарков. Золотые украшения на шейку, на ручки, на ножки и так далее.
- Ничего для тебя не пожалею, Наташенька. Повтори всё, что делала в машине.
- Не могу!
Почему не можешь, не придуривайся! - он уже снова сердился. - Тогда же в машине могла.
- Тогда в машине я жить хотела...
- А, сейчас что?
- Сейчас ...не хочу...
Хан попытался ласкать её, бесполезно. Со зла он ударил Ольгу по лицу. Из носа потекла кровь прямо на белые простыни. Хан, обозвав последними словами, приказал её увести.
Сколько дней провела Ольга в "гареме" не знала. Сбилась со счёту. Каждый вечер, а то и день - одно и то же. Сначала подарки, уговоры. Потом угрозы, избиение, насилие. Или наоборот. Насилие, избиение, угрозы. Одежду ей так и не выдали. Голая, (плевать на всех!) выходила из "конуры" только по нужде. Остальное время безвылазно находилась в комнате. Даже в столовую не ходила. Девчонки подкармливали её тайком. Перезнакомилась со всеми обитательницами ханского "борделя". Некоторые её осуждали. 'Что ломаешься-то? Чем ты лучше нас?' Некоторые - поощряли. 'Молодец! Не всё коту масленица'. Как-то днём, нарезая тысячный круг по своей комнате, Ольга подошла к окну. Подоконник высокий, но двор видно. Она любила смотреть во двор. Там была хоть какая-то жизнь. Внимание её привлекло движение слева. Огромный чёрный джип въезжал во двор. Ольга присмотрелась. За рулём был Игорь2. 'Слава Богу, жив!' - подумала Ольга. Быстро вскарабкалась на подоконник, попробовала просунуть голову в маленькую зарешеченную форточку и закричала:
- Игорь!
Тот не пошевелился. Не слышит. Далеко, Да и в машине, как всегда, музыка играет. Появились какие-то люди, они шли к машине. Игорь2 вышел, чтобы открыть дверцы. Ольга снова закричала. Оглянулся, как будто услышал. Посмотрел по сторонам. Ольга заорала, что было мочи. Игорь!!! Поднял голову сверху. Сообразил, что кричат из дома. Ольга успела ещё помахать рукой из форточки, как в комнату ворвалась "Зинуля", схватила её за ноги и потащила вниз. Ольга завизжала. "Зинуля" заткнула ей ладонью рот. Чуть не свернула голову. Вытащила наручники. Приковала Ольгу к кровати. 'До приезда Хана будешь лежать'.
Вечером, не удостоив её аудиенцией, Хан приказал посадить непослушную наложницу в карцер. Тёмная, холодная яма с тусклым освещением, деревянные нары.
- Надолго ты запомнишь ханскую любовь! Если выберешься отсюда.
Три дня приносили только воду.
- Посидишь голодом - одумаешься!
Ольга не одумалась. Когда повели к Хану очередной раз, упала в обморок, то ли от голода, то ли от страха. К ней снова вызвали врача, та осматривала Ольгу и сделала ей внутривенный укол в присутствии смотрительницы. Опять получила передышку на несколько дней. Кормили её теперь насильно. Из ложечки. Однажды "Зинуля" намекнула ей, что Хан хочет продать её в придорожный бордель, дальнобойщикам:
- Толку нет с тебя, а так хоть питание оправдаешь.
В то день Ольга серьёзно задумалась о суициде. Только детей жалко.
Вечером Хан сам зашёл к ней в комнату. Заговорил с ней весело:
-Поправляешься? Молодец! Скоро тебе сил много понадобится...
После его ухода пришла Ниночка:
- Слышала новость? У Хана завтра гости очень важные.
- И что?
- Как что? Он любит нас демонстрировать. Хвастаться, значит. И потом за большие деньги нас им подкладывать.
- Такие же, как и он, скоты?
- Да всякие, но бывают и ничего мужики. С утра начнут нас готовить, визажисты, парикмахеры, модельеры. Так что, готовься.
Ольга вздохнула:
- У меня и платья нет. Так и выйду на подиум в неглиже.
- В чём? В чём? Что это за одежда такая? - поинтересовалось подруга.
- Голая одежда,- ответила Ольга.
Та засмеялась:
- Тогда за тебя больше дадут.
С утра в "гареме" началась 'суетня'. К Ольге тоже пришли парикмахер и портной с несколькими готовыми платьями. Кстати, платья недорогие и не самые модные. Точно, не в её салоне куплены. Она вздохнула. Ей бы сейчас то зелёное, французское. Обаяла бы какого-нибудь гостя, он бы Хана и грохнул. Девчонки все возбуждены. Чему радуются, не понятно? Что ими торговать будут. Они смеются:
- Да, всё лучше, чем с Ханом.
Ниночка добавила:
- А меня однажды такой мужик купил! Ласковый, нежный. Он потом ещё с Ханом спорил, говорил, что женщину надо брать лаской, а не силой. Я до сих пор его помню. Только он у нас редко бывает. Антоном зовут.
- Как зовут? - с замиранием сердца переспросила Ольга.
- Антоном! Но сегодня его не будет. Я слышала, как Хан его по телефону приглашал. Тот, видимо, сказал: нет! Потому что наш обиделся и сказал: брезгуешь моим столом и моими женщинами. Что с тобой? Ты прямо побелела...
- Тошнит и голова кружится опять.
- Может, ты беременная? То-то Хан обрадуется.
Ольга брезгливо поморщилась: 'Не дай Бог!'
Перед приездом гостей провели репетицию. Как выйти? Где встать? Как присесть. Могут заставить танцевать. И до стриптиза может дойти. Хан жадный. За копейку, не то, что стриптиз, аукцион устроит.
Когда их выстроили для "дефиле", Ольга оказалась последней.
- Так принято. Тебя ещё не видели. Ты на закуску... счастливая... На новеньких всегда лучшие мужики западают.
Всё происходящее казалось Ольге страшным сном. Хотелось в свою комнату, маленькую, уютную. Теперь даже наручники на кровати были менее страшны, по сравнению с тем позором, который ей предстояло пережить.
Девчонки стали по очереди заходить в зал.
- Пора! - "Зинуля" подтолкнула Ольгу в спину.
Ольга вышла из-за кулисы. Пошла по заранее очерченному кругу. Встала. Присела. Поклонилась. Подняла глаза, обвела мужчин взглядом. 'Блин, даже выбрать не из чего! Разве что вот этот в центре, рядом с Ханом. Не толстый, и не слишком старый. Подмигнуть ему?' Ольга пошла на второй круг. Когда проходила мимо, взглянула пристальнее и увидела, как округлились глаза, выбранного ей, мужчины. Это был... Кирилл. Когда Ольга встала на своё место, три мужчины, в том числе и Кирилл, подняли руки. Хан назвал первоначальную цену. Начался аукцион. То, что происходило перед сценой, Ольга не видела и не слышала. Она видела только руки Кирилла и других мужчин, которые без конца поднимались вверх. Наконец, рук осталось две... потом одна. Ольга замерла, не веря своему счастью: это была рука Кирилла... По сценарию Ольге разрешалось сесть рядом с ним. Далее аукцион продолжился. "Купили" ещё трёх девчонок, среди них Ниночку. Остальных Хан отправил спать:
- Буду решать, что с вами делать. Моим друзьям вы уже не интересны. Значит, и мне не нужны!
Через полчаса их проводили в комнату на первом этаже. Настоящий гостиничный номер "люкс". В центре широченная кровать. Кирилл обнял Ольгу резко, прижал к себе и спросил в самое ухо:
- Ты что здесь делаешь?
Ольга, делая вид, что целует его, прошептала:
- Забери меня отсюда. Пожалуйста! Он украл меня прямо на улице.
Кирилл сжал ей пальцы рук:
- Тихо! Всё сделаю... Только тихо. Нужно позвонить Антону. Они там с твоим братом полгорода перерыли.
- Не нужно Антону.
Он удивился:
- Почему?
- Боюсь я за него.
Кирилл криво усмехнулся:
- На твоём месте, Оленька, я бы не за него боялся, а его... Так, как насчёт позвонить...
- Позвонить нельзя. Тут всё прослушивается и просматривается, а вот SMS-ку отправить можно. Вот в ванной комнате.
Он ушёл в ванную "мыться". Ольга легла на кровать. Сделала вид, что напугана и ждёт. Кирилл вернулся и к ней под одеяло:
- Всё. Получил подробную инструкцию, как отсюда выбраться. Он будет часа через два.
-Так долго!
- Раньше нельзя, нужно дождаться, пока все уснут.
Вдвоём под одеялом просто так лежать - сложно. Чтобы отвлечься, Ольга спросила:
- Надеюсь, вы не сильно пострадали, финансами?
Кирилл поцеловал её в мочку уха:
- Сильно. Но я тоже надеюсь, ...на компенсацию.
Ольга отстранилась:
- Нет уж! Будем считать, что "компенсацию" вы получили авансом. Помните?
- Помню. Конечно, помню. Я человек слова. Сказал, как отрубил.
- Тогда будем считать, что мы квиты.
Он вздохнул разочарованно и согласно кивнул головой.
Ольга уже собиралась вздремнуть у него под мышкой, как услышала звук поцелуя - пришла SMS-ка. Кирилл подхватился и снова в ванную. Вышел. Взглядом показал - одевайся. Пора.
- Нужно выйти с заднего крыльца. Главное проскочить "Зинулю" и двух псов, которые бегают по периметру вокруг дома.
"Зинуля" (вот удача!) спала в своей спальне, в конце коридора. 'Надо же! А, Ольга думала, что она железная. Не спит, не ест'.
Выйдя на заднее крыльцо, Ольга и Кирилл услышали рычание и лаяние двух матёрых псов. Затем послышался то ли крик ребёнка, то ли визг кошки, в период мартовского обострения. Псы, обрызгав морды слюной, ринулись на это звук.
- Быстрее. Пока собаки не задрали Антонова кота. Он нам этого не простит.
- Я сама себе этого не прощу!
- Давай через забор.
- Высоко!
- А что делать?
Кирилл присел. Ольга села ему на плечи, а когда он поднялся, подтянулась руками, порезала ладони, встала на ноги и перевалилась через забор. Очевидно, они неверно сориентировались. Потому что вместо "мягкой" обещанной травы, Ольга свалилась в какой-то кустарник. Ободралась сильно. Прямо на неё в эти же кусты рухнул Кирилл. Дальше - ещё хуже. За кустами оказался ров, наполненный водой. Полезли сквозь кусты, где-то же можно перебраться через эту канаву. За забором послышался лай собак. Кота потеряли, теперь их учуяли. Послышались голоса. Охранники матерятся. Кирилл и Ольга замерли. Вдруг прямо над их головами, по забору с воплями пронеслось лохматое чудовище. Собаки рванулись за ним, охранники за собаками. Ольга невольно прижалась к Кириллу. Тот едва удержался, чтобы её не поцеловать. Выбрались из кустов. Долго на ощупь брели вдоль забора. Наконец, увидели небольшой мосток через ров. Одна досточка. Ольга вступила на неё, покачнулась. Почему-то вспомнилось детское стихотворение про "белого бычка" в интерпретации Аннушки:
Ой, мамичка, мне страшенько! Чичас я упаду.
Мысли о дочери помогли преодолеть страх. Она сделала несколько шагов и оказалась в объятиях Антона. За какое-то мгновение жизнь обрела новый смысл.
- Антон, любимый!
Но он посмотрел на неё "пусто", как он умеет!
- Бегом в машину! Там поговорим!
Машина рванула с места так, что в ушах у Ольги заныли перепонки. Уже на подъезде к городу Антон остановился, перевел дух, осмотрел Ольгу и Кирилла. Усмехнулся.
- Везёт тебе, друг, на мою бабу. Спасибо! Я твой должник! Или ты хочешь получить долг с Оленьки?- В голосе его послышалась издёвка. Ольга напряглась. Знала: такие интонации не предвещают ничего хорошего. Кирилл сказал:
- Всё нормально. Мы квиты.
- Ах, да! У вас же было два часа. Договорились... - пальцы рук, которые держали руль и лицо побледнели так, что видны были в темноте. Ольга испугалась, невольно прижалась к Кириллу. Тот отстранил её и резко ответил:
- Фильтруй базар, я за свои слова отвечаю. Переспал бы я с ней, я бы тебя не испугался. Ты лучше на неё посмотри. Ей в больницу надо. Она вся в синяках и ссадинах. Ты что Хана не можешь заставить уважать себя. С каких это пор он ворует твоих баб. Не на мне зло вымещай и не на ней (он пальцем показал на Ольгу), а на Хане. Или против него слабо! А то давай, подсоблю.
Теперь уже ехидничал Кирилл. Антон дёрнул плечом, резко развернулся, ещё момент, и он ударит Кирилла.
- А, Тристана-то мы забыли! - вдруг воскликнула Ольга, - его собаки раздерут!
Антон, резко развернувшись, полетел обратно. Через полчаса испуганный, перемазанный, но всё же довольный кот уже мурчал у Ольги на коленях. Мужчины успокоились. Ольга попросила:
- Отвези меня домой к Женьке. Там ребятишки.
- Отвезу. Дети у отца твоего в деревне, и Женька там. Но сначала ты мне расскажешь, как ты оказалась в "борделе" у Хана. И без вранья, пожалуйста! Помни, чем быстрее ты мне скажешь правду, тем быстрее окажешься дома.
Ольга погладила пушистую спину кота, тот выгнулся и замурлыкал. Пытаясь сообразить, с чего начать "говорить без вранья", она потянулась.
- Устала. Спать хочу. Может, потом?
- Сейчас!
-Ольга сделала вид, что испугалась и вот-вот заплачет... Раньше на него всегда это действовало. Молчит. Ждёт. Злится. Сейчас, так сейчас! Ольга начала свой рассказ.
- Пошла посмотреть новое помещение для магазина (у меня же магазин свой). Иду через дорогу, не по переходу. Слышу, тормоза визжат. Выскакивают два мордоворота. 'Ты что делаешь? Из-за тебя чуть машину не угробили. Хозяин наш шишку себе набил. Иди - зализывай'. Я в крик. Они меня на заднее сидение, а там Хан. Отъехали на окраину. Он на меня. Охранник, тот, который толстый, держал, а Хан ... Ольга замолчала. Разнервничалась. Кирилл погладил её по руке. Вот и всё. Потом отвезли в "гарем". Ольга в надежде посмотрела на Антона. Поверил или нет? Кажется, нет. Подвёз к какому-то магазину. Написано "Бакалея - сервис".
- Не догадываешься, зачем сюда приехали.
- Нет...
- Круглосуточно работает.
- И что?
- Лапша там дешёвая.
Кирилл хмыкнул. Ольга поджала губу. Антон ждал. Она упрямо молчала. Тот нажал на газ.
- Следующая остановка - морг.
Ольга встрепенулась:
- Почему сразу "морг"?
- Потому что, по пути.
- Ну, слушай. В прошлом году, летом, я познакомилась с мужчиной. Предложил подвести, я согласилась. Встретились пару раз. Потом я поняла - надо заканчивать. А тут, иду из магазина. Слышу: Наташа. Я ему, как Наташа представилась. Слово за слово. Болтаем. Он уже мне снова свидание назначать собрался. Тут Хан со своими телохранителями из кафе выходит. Увидели: познакомь. Игорь меня представил. Они, мол, подвезём. Довезли до дома. Я думала всё. А дня через три ... я уже рассказывала. Дальше всё правда.
Машина снова остановилась. Какое-то мрачное одноэтажное здание. Точно сбоку табличка "Городской морг". Антон посигналил. Вышел заспанный охранник. Антона, видимо, он знал, потому что, здороваясь, протянул руку. Поднимаясь охраннику навстречу, Антон спросил:
- Как дежурство?
- Пока спокойно,- ответил тот, - а что ты хотел?
- Да, труп сбагрить надо, - Антон закурил.
-Труп?! У тебя? Где?!
- В машине.
Мужик подошёл к машине, заглянул внутрь, увидел Кирилла и Ольгу. В глазах Ольги он прочитал ужас.
- Так,- констатировал он, - чей труп, мужской или женский?
- Женский, - Антон указал на Ольгу.
Охранник почесал затылок:
- Женский - это хорошо! Женских... у нас нехватка. Да ещё свеженький, судя по всему, скоро будет.
- Будет. Минут пять подожди...- Антон уже садился снова в машину.
Кирилл осуждающе посмотрел на него:
- Ну, у тебя и шутки!
Антон снова повернулся к Ольге:
- У тебя пять минут. Или говоришь правду, или оставляю тебя здесь.
Ольга собиралась расплакаться по-настоящему, но передумала.
- Правды хочешь? Будет тебе правда! В прошлом году это было, когда ты мне "предложение сделал" к тебе переехать. Помнишь? Мне надо было к адвокату. Подхожу к конторе, а там джип стоит. Один в один, как у Игоря. Только стёкла затонированы. Окно водителя открыто. Я заглянула. На передней панели - собачка. Наша машина?! Царапина на левом крыле еле заметная. Тут водитель стал ко мне цепляться. Его тоже Игорь зовут. Меня Наташа. Поедем вечером покатаемся. Покатались. Я вижу, точно - наша машина. Стала расспрашивать его о хозяине. Он мне и выдал всё про него. Я в милицию на следующий день. Как у господина Исханова мог оказаться наш джип. Следователи мне говорят: ваш муж её продал. Документы у них, подписи нотариуса. Когда продал? Ведь Игорь на нём в то утро уехал. Заранее деньги взял, а в тот день передал ему машину. У него и свидетели есть. А, мне что свидетели. Я-то знаю, что не продавал Игорь ему машину. Вот и решила сама разузнать: что и как? Продолжать дальше или не надо? Может рассказать, как я этого Игоря ублажала, чтобы через него на Хана выйти? Или, может, ты мне объяснишь, почему эта жирная тварь разъезжает на машине моего мужа. Что молчишь? Сказать нечего. Потому что он убил Игоря, и ты это знал. Знал и молчал! Потому-то и меня уверял, что Игоря убили. Права я? А теперь, хочешь, оставляй меня здесь, хочешь, вези сразу на кладбище. Тебе тоже не впервой руки в крови марать.
Ольга видела, как заходили скулы на лице Антона:
- Знал! А тебе не говорил, чтобы ты в это дерьмо не лезла. И Игоря твоего предупреждал, чтобы с Ханом не связывался. Так нет же, он никого не боялся, возомнил себя самым "крутым", прямо Богом.
- "Твоего"? Он, между прочим, и "твоим" был другом. Братом тебя называл. Забыл? А, что касается "крутого", никем он себя не возомнил, но и трусом, в отличие от тебя, не был!
Антон снова побелел, глаза заблестели таким льдом, что Ольга поёжилась. Кирилл, понимая, что ситуацию надо как-то разрядить, сказал:
- Вам сейчас нельзя оставаться наедине.
Потом он обратился к Антону:
- Ольгу надо спрятать, иначе Хан её найдёт через своего водителя. Может, она на время уедет со мной на север. Я её и детей в тайге спрячу. Никто не найдёт.
Антон скривился зло:
- Можешь забирать её хоть совсем.
Ольга возмутилась:
- Никуда меня забирать не надо. Я сама себя спрячу. Ни одна скотина не найдёт, а найдёт - пусть только сунется.
Она открыла дверцу.
- Денег мне на такси дайте и катитесь на все четыре стороны.
Кирилл протянул ей несколько купюр. Ольга взяла две по пятьсот. 'Хватит'. Пошла к зданию. Позвонила в чёрную кнопку. Охранник удивился:
- Вот как хорошо, трупы сами приходят, и носилок не надо.
Ольга попросила телефон. Вызвала такси.
Через полчаса она заехала домой (ключ на месте, в почтовом ящике), взяла свой мобильник, деньги, а ещё через полчаса стояла на дороге, неподалёку от "ханского гарема" и звонила Игорю2. Уже светало.

< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >