Пятница, 22.09.2017, 18:11
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Звон на заре 18

18 
     До самого обеда они работали на птичьем дворе. Чистили, мели, скребли. Марийка удивлялась. Агафья работала так проворно, что даже зрячей Марийке за ней трудно было угнаться. Затем матушка повела Марийку на родник. Здесь воду берём для питья. А далее для бани и стирки. Там вода мягче. Видишь, как Бог благословил. Из одного места два разных источника вытекает. Раньше, когда люди здесь жили, чистили оба источника, делали купелю и омывались в той воде. Утром и вечером. До самой глубокой зимы тот источник не замерзал. 
-А давно тут людей нет? - спросила Марийка и смутилась. Что значит, людей? А Агафья, что не люди. - В смысле, давно вы тут одна проживаете?
- Не знаю. Сначала считала зимы и лета, а потом сбилась. Почитай уже годов двадцать, как я матушку схоронила. С тех пор одна. Священники приезжают и уезжают. Иногда гостей привозят, и снова уезжают. А я всегда здесь. Всю жизнь. Вот только отец Андрей задержался. Лет пять уже служит в этом храме.
- Зачем же служить, если прихожан нет?
- Положено. Есть храм - надо служить. А потом, почему нет прихожан. Ведь я-то ещё есть,- обиженно пробормотала Агафья. - А вот теперь и ты... А ты как про храм-то узнала? Или на авось бежала?
- Мне плохо было. Я утопиться хотела. Вошла в воду и вдруг услышала звон колоколов. Где-то с неделю назад. Я такой звон в Москве слышала, во время праздников.
- Так праздник и был. Троица. В прошлое воскресенье. Батюшка на звонницу залез и так долго звонил, звонил, звонил. Я ещё подумала: словно зовёт кого.- Она помолчала. Потом загадочно улыбнулась. - Может, тебя и звал-то?
     Спасибо ему. Подумала Марийка. А то уже бы рыбы съели или всплыла бы где-нибудь без глаз, распухшая и потрескавшаяся. Бр-р! Ей однажды доводилось видеть такое. После того, как отец утонул, пригласили их с бабулей на опознание. Труп мужчины выловили в низовье реки. Сказали, что в воде пробыл недели две. На лице ни глаз, ни бровей, ни каких-либо других черт, по которым можно было распознать отца, не было. Сплошная трясущаяся, как холодец, масса. И кожа, полопавшаяся во многих местах. Бабушка в этом желейном мужчине сына не признала. А Марийке потом ещё с месяц кошмары виделись. 
     Перед обедом Агафья повела её в баню. Марийка никогда так тщательно не мылась. Голову на несколько раз. Тело до красноты. Жаль, что душу и совесть отмыть не так легко. В предбаннике они попили кваску, и жизнь показалась Марийке не такой уж "гнилой" штукой. 
Обед она вызволилась готовить сама. Матушка Агафья была у неё на подхвате. Марийка снова удивилась, как легко и быстро та управлялась с ножом и картошкой. Не вытерпев, она спросила:
- А вы, матушка, давно не видите?
Агафья замерла, задумалась. Не вижу глазами - это я с молодости. Любопытна была дюже. Матушка мне наказывала: в алтарь девочкам нельзя. А меня разбирает. Как же так? Войти-то не осмеливалась. А вот дверки приоткрою и всё заглядываю. Вот, видно, Бог и осерчал. Заболели глаза. Слиплись. А когда разлиплись, ничего не вижу.
- А Бог, он злой? - спросила Марийка.
- С чего ты взяла? - удивилась Агафья.
- Но ведь он наказывает. Бывает жестоко...
- Не жестоко, а строго. А знаешь, для чего он это делает? Чтобы уберечь от пущего зла. Он как родитель. Наказывает во спасение. Чтобы уму-разуму научить.
- Как родитель?! А у него тоже есть любимые и нелюбимые дети?
- Как это "нелюбимые"? Да что за мысли у тебя, дочка?
- Как у людей... Вот у меня мама была... потом меня оставила отцу, а сама снова замуж вышла. Двух мальчиков родила и так полюбила их, что меня забыла... Может, и Бог также? Кого любит, а кого...
Она недоговорила. Агафья гневно оборвала её:
- Не может... Для Бога все равны. А если тебя в этой жизни кто обидел, не Он виноват!
- А кто? - заспорила Марийка. - Мы же сегодня читали "да будет воля Твоя". Что это значит?
- Это значит, запуталась ты в своей жизни. Заплутала в трёх соснах. Простым вещам ума дать не можешь, а Его виноватишь.
Марийка замолчала. Откуда эта Агафья всё так точно про неё знает?
Глаза незрячие, зато сердце хорошо видит... Рассказывай! Приказала она. И Марийка рассказала: про мать, про Эдика, про Олега и про всех остальных. Агафья слушала, не перебивала. Потом вдруг спросила:
- А ты крещёная? Крест носишь?
- Нет. Не пришлось...
- Ну, вот. А на Бога уповаешь. У тебя даже Ангела-хранителя нет. Батюшка приедет - первым делом тебя окрестим. Я твоей крёстной буду. Все твои прошлые грехи на себя возьму, а ты уж дальше смотри. Блюди себя как женщина.
- А батюшка? Он очень суровый?
- Совсем несуровый... выдумляешь тоже. Смурной он.
- Как это "смурной"?
- А ты думаешь, у одной тебя печалей много. У других тоже хватает.
- Странно. Какие у священника печали? Он ведь одинок. Бог его любит.
- Глупости. Не одинок он. Жена у него есть. Только болеет очень. Через то он и печалится.
Марийка заморгала глазами. Вот те раз! О других молиться, а жене Бог здоровья не дал...
- За грехи его крест несёт. Он это понимает, потому и переживает сильно.
- Чем же он согрешил? Священник же!
- Он ведь не сразу священником был. Сначала на дохтура выучился. Этого... по женской части который. Женщин лечил, а детишек резал. А когда пришла пора самому семьёй обзавестись, оказалось, что жена не может ни одного ребёночка выносить. Два-три месяца и скидывает. Что только не делали. В заморские страны возили. Лечили. Бесполезно. Через это и здесь оказались. У нас при епархии монастырь есть. Там праведница Акулина. Слава о ней ходит большая. Как скажет, так и сбудется. Она-то первая и сказала ему, что не жена его больна, а он сам. Пока вину свою не искупит, душу свою не излечит, Бог детей ему не пошлёт. И определила Акулина быть бывшему дохтуру священником. Так и случилось. Он академию закончил и снова сюда прибыл. Владыка и благословил его настоятелем храма сего. Пять годов уж как...
- А жена как? Поправилась?
- И-и-и... Что ты! Ещё больше заболела... после очередного выкидыша умом тронулась. Чуть руки на себя не наложила. Живёт сейчас в лечебнице при монастыре. Уход ей особый требуется. А он разрывается между службой и ей.
- Выходит и священство не помогло,- задумчиво протянула Марийка.
- Помогло - не помогло? Не нам судить. Каждый свой крест несёт сам и до конца пути. Его путь ещё впереди.
     После обеда можно отдохнуть. А потом на вечернюю службу. Перед вечерним чаем (завтра среда!) Агафья запела песню про Богородицу, затем про молитву "Господи, помилуй". Слова бесхитростные и такие сердечные. Марийка стала подпевать. Сложился неплохой дуэт. Стало вдруг легко и хорошо, как в детстве. "Какою дивной дышит силой молитва: Господи, помилуй!" 

< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 >