Четверг, 23.11.2017, 04:54
Приветствую Вас Гость | RSS

Союз Писателей им. Голубой стрекозы

Меню сайта
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 64

Месть Ольги(10)

10

Свадьбу гуляли четвёртого ноября. Рано утром все подружки собрались у Ольги дома. Надо было наряжать невесту. Свидетельницей Ольга взяла Аллочку и нисколько об этом не пожалела. Подруга продумала всё до мелочей: где встретить жениха, какие "препятствия ему учинить" (по деревенскому поверью - чем больше препятствий на свадьбе, тем меньше в супружеской жизни), и главное, как организовать продажу места и косы. Косы обязательно. Без этого символического обряда не обходится ни одна свадьба, а тут коса-то настоящая. Аллочка решила - место продаёт брат, Женька, а косу должна продавать Ольгина мать, Анна Сергеевна. Но сначала нужно устроить "ярмарку невест": проверить его на любовь и преданность. Все Ольгины подружки должны быть задействованы в этом импровизированном хит-параде. Спорить с Аллочкой было бесполезно, поэтому её сценарий был принят единогласно. Когда надели платье (Игорь купил его неделю назад в Москве, в каком-то крутом салоне на Мичуринском проспекте), Ольге вдруг расхотелось выходить замуж:
- Зачем я это делаю? Жила бы и жила себе спокойно. Я ведь не знаю, как это быть женой. Вот мама моя два раза выходила замуж и ни с одним счастлива не была. А младшая бабуля вообще говаривала "выходи в последний год жизни замуж и наживёшься". Здесь все родные: мама, бабушка, Женька, и даже отчим, притихший и какой-то родной: несколько раз приобнял Ольгу, назвал "доченька", и она заметила, как глаза его заблестели от слёз.
К семи часам привезли из соседнего городка парикмахершу, и она стала колдовать над Ольгиными волосами. Мало того, что нужно было их красиво уложить, крепко зафиксировать - ведь день предстоял трудный, но ещё по Аллочкиному сценарию несколько прядей должны быть распущенны на полную длину. Чтоб косу-то не продешевить! Когда причёска была готова, Ольга не узнала себя в зеркале. Красивая стройная молодая дама из девятнадцатого века. Снова "как из прошлого",- подумала Ольга и решила, что Игорю это понравится. Ровно в десять часов из-за двери послышалось: "Едут!" и все бросились на улицу встречать жениха. Ольга осталась с матерью и братом, которым строго-настрого было наказано покинуть своё место только после того, как Аллочка скажет тост за молодых.
Что происходило за дверью, Ольга узнала уже со слов Игоря и девчонок, которые наперебой рассказывали, как они над ним, а больше над его свидетелем Антоном "измывались". После весёлых криков, смеха и даже песен вдруг наступила тишина, Ольга встревожилась:
- Не слишком ли много препятствий для первого дня их жизни. Развернётся да уедет. Вот будет позору на всю деревню, а точнее сказать на три деревни - ведь на свадьбу собрались родственники из трёх сёл, не считая приезжих, городских и "германских" (младшая материна сестра вышла замуж за немца и теперь жила в Баварии).
Однако Игорь не уехал. Преодолев последнее препятствие перед дверью в комнату, где находилась "настоящая невеста", они с Антоном, наконец, увидели Ольгу. По тому, как заулыбался Игорь и занервничал его свидетель, Ольга поняла - они готовы на всё: без неё отсюда не уедут.
Женька сдался быстро. Стоило ему только намекнуть, что во дворе стоит чудо-техника, последней модели Скутер, как место сразу освободилось. С косой было сложнее. По Аллочкиному сценарию, Анна Сергеевна должна была стоять за спиной Ольги с ножницами и делать вид, что вот-вот отрежет косу, если её не устроит цена. Антон начал торг со ста рублей. Гости возмущённо зашептались, а Анна Сергеевна так щёлкнула ножницам, что Игорь сразу поправил:
- Он хотел сказать "сто долларов".
Шепот из возмущённого стал переходить в одобрительный. Однако Аллочку не так легко было уговорить:
- Сто долларов? Это за сантиметр? Дециметр? Или по весу?
Рядились долго. Наконец, решили - сколько стодолларовых купюр поместиться в длину от венца до кончиков волос - столько и стоит коса. Антон достал деньги, Аллочка стала прикладывать одну купюру за другой, Анна Сергеевна помогала. В результате получилось двенадцать стольников и ещё половинка. Довольная своей находчивостью, Аллочка хотела было сделать небольшую скидку. Двенадцать и хватит. На что Антон возмущённо отреагировал:
- Не надо нам никаких скидок. Мы в состоянии оплатить товар сполна.
Отсчитав двенадцать купюр, он взял у Анны Сергеевны ножницы и разрезал тринадцатую пополам, прямо между глаз Бенджамина Франклина. Одну половину передал Аллочке, вторую оставил себе. Торг состоялся. Аллочка приказала открыть шампанское и произнесла тост за молодых. Надо было торопиться. Начинался другой сценарий, который составил Игорь.
До города час езды. В два - венчание (это не обсуждалось и это обязательно!). В четыре (это не далеко, только через дорогу перейти) - церемония во Дворце бракосочетания. В шесть застолье в ресторане "Турист". Этот ресторан был выбран по следующим причинам: во-первых, большой зал (в общей сложности приглашений разослали человек на сто пятьдесят); во-вторых, здесь же в гостинице были заказаны номера для гостей. Всё продумано: поел, выпил, полежи - отдохни. Пока Игорь в машине рассказывал Ольге распорядок дальнейших действий, Ольга, положив голову ему на плёчо, стала дремать. Сквозь сон услышала, как Игорь попросил убавить музыку и приказал замолчать Антону и Аллочке, которые о чём-то снова начинали спорить. Оглянувшись (он сидел рядом с водителем) на спящую Ольгу, Антон с лёгкой иронией заметил:
- Княгиня изволят отдыхать.
- Изволят, - ответил Игорь тоном Цезаря, действия жены которого "не может быть подвержено никакому осуждению".
В церкви всё было возвышенно - торжественно. Иногда Ольге казалось, что это происходит не с ней. Словно снималось какое-то старинное кино, а она всего лишь актриса, которой поручили играть главную роль. Она несколько раз оглядывалась назад, пытаясь встретиться взглядом с глазами матери, которая стояла у иконы Казанской Божьей Матери и истово молилась. Ольга удивилась, она и не знала, что мама её "такая верующая". Священник благословил их, заставил надеть кольца. В тот момент, когда Игорь надевал ей кольцо, Ольга вспомнила строки из стихотворения М. Цветаевой:
Я с вызовом ношу его кольцо,
Я в Вечности жена - не на бумаге...
В "Вечности жена"! Красивые слова. Что только они значат?
Когда выходили из церкви, мама подарила ей замечательную икону Казанской Божьей Матери в золочёной оправе. Икона была дорогая. Как потом выяснилось, мама отдала за неё почти все деньги, вырученные за косу. Ольге тогда это показалось странным и чересчур расточительным. И только теперь, когда умерла мама и не стало Игоря - Божья Матерь на старой тумбочке в углу была её единственным утешением.
Во Дворце бракосочетания всё было скромно. Если не считать великолепно убранного Мраморного зала, обилия цветов и беспокойного фотографа, который снимал молодых во всех ракурсах на фотоаппарат, на видео, и даже кому-то из гостей на телефон.
Не было ни клятв, ни колец и ни поцелуя. Всё это уже было в церкви. Игорь сказал, что формализма в такой день достаточно (он имел ввиду процедуру в Загсе). Когда объявили их "мужем и женой" Ольга впервые услышала свою новую фамилию: Князева. Теперь понятно, почему Антон иногда, подшучивая над Игорем, называл его "ваше сиятельство". Покончив с формальностью, гости поехали сразу в ресторан, а молодые кататься по городу.
Торжество в ресторане было весёлым и шумным. Их поздравляли, завалили подарками, заставляя целоваться без конца. Ольгу несколько раз пытались украсть, но Игорь и особенно Антон были начеку. Не удалось снять даже туфлю невесты, скорее всего, потому что Ольга была в белых кожаных полуботинках (это Игорь побеспокоился, во-первых, потому что на улице уже прохладно, а, во-вторых, чтобы ножки не устали!). После нескольких безуспешных попыток снять с неё ботинок, гости решили, что можно украсть и туфлю свидетельницы. Пока Антон пил из Аллочкиной туфли водку (благо размер 37!), против всяких правил украли и саму свидетельницу. Антону снова пришлось раскошеливаться. Но он не обижался, какие могут быть правила, если людям весело. В двенадцать часов, когда веселье было в самом разгаре, к Антону подошла Варвара Петровна и сказала, что пора снимать фату и молодых отправлять отдыхать. У Ольги ёкнуло сердце:
- Ну, вот и всё! Страшно! - Она отыскала глазами глаза матери. Мама одобряюще кивнула и улыбнулась.
Приглушили музыку, и свекровь стала снимать с Ольги фату. Момент был волнующий - Ольге хотелось заплакать. Она держалась, чтобы не обидеть Игоря. Сняв фату, мать Игоря передала её Анне Сергеевне со словами:
- Передай следующей дочке, сватья.
Анна Сергеевна посмотрела вокруг себя (дочек-то больше не было!) и передала фату Верочке. Может, потому что та стояла рядом, а может, каким-то чутьём угадала, что Верочка будет следующая. Ольге повязали лёгкий платок, теперь ты уже не девушка - нечего косой трясти налево и направо. Потом слово попросил Игорь. Он сказал, что приглашает всех гостей на годовщину их свадьбы, которая состоится ровно через год в этом же зале ресторана. Сначала все подумали, что это просто красивый жест. Однако когда Антон и Аллочка стали раздавать гостям пригласительные с точным указанием времени и места, все гости поняли, что это не шутка и через год "ситцевая" свадьба состоится. Затем Игорь сказал, что хочет посвятить своей жене танец. На сцену вышел тот самый саксофонист, который играл им в "Старом городе". Тот снова заиграл им потрясающую мелодию песни: "Я люблю тебя до слёз, без ума люблю". Когда танцевали, Ольга плакала. Она была очень счастлива!
По мере приближения к дому, где жил Игорь, от холода (машина простояла на улице несколько часов) или больше от страха Ольга начала дрожать. Отпустив машину, Игорь cхватил Ольгу за руку и почти потащил её к подъезду. Квартира была на третьем этаже. Сбросив накидку, отороченную мехом, которая прилагалась к платью, в прихожей, он усадил её на диван, снял с неё ботинки, чулки и стал растирать ей ноги. Точно решил, что она замёрзла. Наверное, это так и было, потому что от его прикосновений Ольге вдруг стало жарко. Не скрывая своего нетерпения, Игорь потащил её в спальню. Там их ожидала огромная (по общежитским меркам) и абсолютно новая кровать. Пока Ольга оглядывала своё брачное ложе, Игорь её раздевал. Кто раздевал когда-нибудь невесту, то знает, что это целое искусство. Даже опытному мужчине трудно было справиться со всеми этими шнуровками, крючками, замочками и даже двумя пуговицами. Наконец платье упало к Ольгиным ногам, и она предстала перед ним, прикрытая только своими длинными волосами. Вдруг Игорь поднялся, извинился, сказал "на минуточку" и вышел из комнаты. Может, обиделся? Ольга села на кровать. Ей показалось - прошло много времени. Точно обиделся! Я просто корова неуклюжая. Чтобы исправить положение, она, почти голая, отправилась по квартире на его поиски. Он был на кухне, стоял возле подоконника и курил. Вообще-то он очень редко курил: когда выпивал или когда нервничал. Рядом стояла пустая рюмка.
- Значит, дезертировал? Стоишь тут, пьёшь в одиночку, - набравшись смелости, сказала Ольга.
Игорь повернулся к ней лицом.
- Извини, волнуюсь как пацан, - усмехнулся он.
- Может, ты забыл, что дальше делать?- слегка издевнулась Ольга.
- Что-то вроде того! - засмеялся Игорь.
Ольга подошла к нему вплотную, обняла за шею и зашептала в ухо, не понимая, куда делась её робость:
- А я помню...
- Откуда?
- В книжке прочитала... Для начала, надо снять галстук и рубашку.
Она стянула галстук ему через голову и начала расстегивать рубашку. Пуговиц было семь. "Это хорошо!" - подумала Ольга, на нечётные ей везло. Потом она просунула руку ему под ремень, почувствовала, как он напрягся, и потянула его (за ремень) в спальню. Игорь не сопротивлялся:
- Хорошие ты книжки читаешь! - проговорил он и подхватил Ольгу на руки.
- Ну, слава Богу, кажется, вспомнил,- успела ещё подумать Ольга.
Что происходило потом, она помнила с трудом. Короткая, тупая боль и ощущение волны, которая качала её, накрывала её собой, поднимала её наверх и снова опускала вниз.
- До чего же я люблю его! Я люблю его! Люблю! - Больше никаких мыслей в голову не приходило.
Утром, когда они вместе лежали в "малосемейной" ванне, Игорь признался:
- Вообще-то, у меня это тоже в первый раз, с девушкой.
- В смысле?
- В смысле, с девственницей.
- Ну и как?
- Хорошо. Очень хорошо... Какое-то необыкновенное чувство. Гордости, что ли? Что ты первый и пока - единственный.
- Почему "пока"? Ты у меня и будешь единственный. До самой смерти, - пообещала Ольга.
Игорь посмотрел на неё лукаво и прошептал, целуя в самое ухо:
- Хотелось бы, чтобы так оно и было...
Ольга подумала, как он может сомневаться. Всё так и будет!
- Расскажи мне о своей первой женщине. Кто она?
- Учительница.
- То есть?
- Учительница английского языка. Работала у нас в школе, я тогда в 10 классе учился.
- И что, вы прямо на уроках любовь крутили?
- Зачем на уроках, после. Она на квартире у моего деда жила. Я как-то пришёл деда проведать да и остался. Жениться на ней хотел. А она не согласилась и следующей весной куда-то укатила. Переживал, дурак. Даже адреса не оставила.
- Ты любил её?
- Тогда казалось, что да. А сейчас смешно вспоминать. Да и хватит об этом, разве мы не можем поговорить о твоём первом мужчине? Как он тебе? Понравился?
- Понравился, - прошептала Ольга,- очень, очень. Я его так люблю!
- Докажи! - скомандовал он, и оба мокрые бросились в спальню.
На второй день на свадьбу они не пошли. Им звонили по мобильному телефону, слали SМS-ки, даже звонили на "Радио 3". Всё было бесполезно. На минуту оторвавшись от Ольги, Игорь тоже отправил SМS на "Радио 3", где всех гостей поздравил с их свадьбой и намекнул, что они очень заняты. Гостей же попросил не напрягаться, а есть, пить и веселиться, потому что отсутствие на свадьбе молодожёнов, не означает "отсутствие самой свадьбы". Так что отдувались на второй день перед гостями Аллочка и Антон. Вечером часов в девять под окном раздались крики "поздравляем", "горько" и даже "выходи, подлый трус". Это свадебная молодёжь, подстрекаемая Аллочкой и Антоном, подготовили молодоженам сюрприз. Принесли петарды и фейерверки, устроили настоящий салют. Игорь и Ольга вышли на балкон, извинились. Ольга помахала ручкой и даже послала воздушный поцелуй, но в квартиру никого не пустили. Всё блаженство мира сосредоточилось в ту ночь в их двухкомнатной квартире по улице Лизы Чайкиной.

Электропоезд плавно подходил к вокзалу. "Станция Омск" - объявил тот же гнусавый голос. "Уважаемые пассажиры, вы прибыли на станцию Омск, не забывайте свои вещи в вагонах электропоезда. При обнаружении бесхозных вещей немедленно сообщайте о них...". Двери открылись, и Ольга вышла на перрон, так и не узнав, кому сообщать о "бесхозных вещах".
Город встретил её шумом улицы, визгом тормозов и едким запахом выхлопных труб.
- Надо же всего две недели не была в городе, а уже отвыкла. В какой-то степени даже лучше, что дети сейчас на пасеке и не дышат этими ядами.
Чтобы обвыкнуться, решила посидеть в сквере возле памятника Ленину. Собственно говоря, чёткого плана у неё на сегодняшний день не было. Перво-наперво, надо съездить домой, на квартиру, разузнать, как там дела. Желательно это сделать незаметно. Затем надо обратиться в какую-нибудь солидную риэлторскую фирму. Где такую найти, Ольга тоже не знала. Стоп! Ну, как же не знаю. Знаю! Ведь была же я с Игорем в Торговом центре. Там есть зал Дополнительных услуг. Игорь заключал с ними какую-то сделку или договор (скорее всего старую квартиру продавал), пока она по этажам шмотки и сувениры разглядывала. Должно быть, фирма надёжная. Игорь с ненадёжными не связывался.
Наметив хоть какой-то план действий, Ольга пошла на остановку. Народу было много. Люди метались от одного автобуса к другому, потому что те останавливались не на остановках, а за их пределами. На остановках расположились "Газели". К своему стыду, Ольга не знала, на каком автобусе лучше добраться до дома.
- Поеду на Левый берег, а там соображу, что к чему, - решила она и села в первый подъехавший автобус, на котором было написано "Автовокзал". Далековато от дома, но там разберёмся.
Подходя к дому, она подняла глаза на третий этаж. На окна своей квартиры. Сердце так застучало, что Ольга на минуту оглохла. Сколько пережито в этой квартире. Разве можно её продать. Там память об Игоре, его душа. Он так радовался, когда они получили ордер. Привёз её сюда в ещё недостроенный дом, и они вместе мечтали, где у них будет спальня, где детская, пока их не прогнали строители. Заселились одними из первых и были так счастливы... до того самого дня, когда он просто ушёл на работу и не вернулся.
- Игорь, любовь моя, где ты? Почему ты ушёл? Хоть бы маленькую весточку о себе прислал.
В почтовом ящике Ольга обнаружила несколько рекламных газет и журналов "AVON" и "faberlic". Два письма из налоговой инспекции одно на её имя, другое на имя Игоря, просроченную повестку в суд (наверно, по поводу задолженности ЖКХ), письмо от Верочки, полное беспокойства и тревоги за подругу, и две "ругательные" записки от Ирки, которая тоже по-своему волновалась и переживала за подругу, исчезнувшую так внезапно.
- Хоть кто-то в этой жизни обо мне беспокоится, - подумала Ольга и повеселела.
Когда, поднималась к себе на этаж, услышала голоса. Кто-то спускался ей навстречу.
Незамеченной проскочить, скорее всего, не удастся. Уже открывая квартиру, Ольга услышала за спиной:
- Объявилась, наконец. Ты когда коммунальные услуги оплатишь? Из-за тебя нам всему подъезду грозят воду отключить. А собака твоя где?- это была старшая по подъеду. Закон подлости.
- Заплачу. Вот квартиру сдам в наём и заплачу.
- Ну, смотри, а то мы собираемся в суд обращаться, чтобы тебя выселили, в бомжатник.
- Я сказала, что заплачу, что вам ещё от меня надо, - чуть не плача произнесла Ольга. - А меня тут никто не спрашивал?
- Спрашивал. Этот твой...
- Игорь?- выкрикнула Ольга.
Старшая отшатнулась от неё как от умопомрачённой и профыркала:
- Почём я знаю, Игорь он или кто другой. На чёрной ВМW.
- Это не Игорь, это Антон,- подумала Ольга и, чтобы скрыть слёзы от посторонних проскользнула в дверь собственной квартиры. Сквозь двери слышала, как старшая шипела за дверью:
- И собаку свою не привози больше. Мы всем подъездом подписались, чтобы её убрать. Разве можно такую тварь в доме держать. У нас дети!
Ольга закрыла вторую дверь. Изоляция хорошая, тишина полная. Побродила по квартире и чтобы окончательно не разреветься, села на кухню читать корреспонденцию. В каждом письме было два налоговых извещения. Игорю за машину и старую квартиру, а Ольге за квартиру и участок земли. Вдаваться в подробности не стала - всё равно платить нечем. Странно только, что старую квартиру продали давно, а налог до сих пор им шлют. И участок какой-то. Не было у неё никакого участка...Опять что-то напутали! В суд она конечно тоже не пойдёт! Во-первых, время прошло, а во-вторых, что она им скажет. Ольга вошла в ванну и с удивлением обнаружила, что воду горячую так и не отключили. Мыться! Вот здорово! Через пару минут она уже принимала ванну, как когда-то в добрые времена. Расслабилась, закрыла глаза и словно почувствовала, как её обнимают мужские сильные руки. Ещё со времён малосемейной квартиры, где была крохотная ванна, они с Игорем любили мыться вместе. Игорь ухаживал за ней как за маленьким ребёнком. Он натирал ей кожу, смазывал бальзамом, массажировал икры и ступни, но самое главное - мыл ей голову. Это была не только его прихоть, но и необходимость - справиться одной с такой копной волос было трудно. Судя по тому, как часто и с каким усердием он это делал, ему это очень нравилось. А Ольге? Да, что Ольге! Ей нравилось всё, что он с ней делал. А ещё она любила гладить его мокрые плечи, шею, грудь и дразнить его до тех пор, пока тот в состоянии был терпеть. А потом они наперегонки бежали в кровать. Игорь был очень нежный, ласковый, а иногда даже робкий любовник. Он называл это "синдромом первой брачной ночи" - словно, всё ещё боялся причинить ей боль. Он никогда не набрасывался на неё в порыве страсти, а делал всё медленно, размеренно, чем иногда бесил Ольгу, но всегда доводил её до состояния полного изнеможения. Не то, что Антон! Они такие разные, хоть и друзья.
- Ну, зачем ты сейчас вспомнила об Антоне? - вылезая из ванны, ругала себя Ольга.
Пора забыть это безумство. Пора забыть! А, может, позвонить ему? Ведь искал же он меня зачем-то. Беспокоится? Просто позвоню и спрошу, какие новости. Но как только в трубке отозвался взволнованный голос Антона "Оля, наконец-то, я чуть с ума не сошёл", она выпалила:
- Приезжай сейчас ко мне домой. Я так соскучилась!
Антон прилетел так быстро, как будто стоял за дверью. Увидев Ольгу в банном халате и с мокрыми волосами, он опешил:
- Оля, что-то случилось?
- Случилось. Я же сказала тебе, что соскучилась!
Больше слов не понадобилось. Раздеваясь и разуваясь на ходу, Антон набросился на неё как ястреб на добычу. Рывком открыл дверь гостиной, и через секунду они уже были на диване. Это был самый быстрый и искромётный секс в её жизни. Острота ощущений была на грани болезненности. Чтобы прийти в себя Ольге понадобилось время. Антон это почувствовал, может быть, тоже испытал что-то похожее:
- Оленька, девочка моя, что же ты со мной делаешь? И с собой тоже! Нельзя же так. Ты доведёшь себя до крайности и бросишься в постель первому встречному. Где ты была? Где дети? Что все-таки происходит?
Ольге не хотелось говорить, ей вообще ничего не хотелось. Кроме одного, ещё и ещё раз пережить это ощущение на грани болезненности и блаженства. Она погладила Антона по груди вокруг сосков, как когда-то это делала с Игорем. Затем её пальцы очертили овал вокруг его пупка. Дальше - ниже. Почувствовав, что мышцы Антона стали твёрдыми, прошептала:
- Хочу ещё!
Спустя час, когда они успокоились, Антон всё-таки потребовал у Ольги отчёта.
- Где была? Почему уехала? Как долго собираешься болтаться неизвестно где?
Ольга обиделась:
- Почему, неизвестно где. Известно, у подруги в Москаленском районе. Помогаю ремонт делать (это к вопросу о сломанных ногтях и ссадине на бедре). Приеду, когда захочу. Отчитываться что ли я должна перед тобой. Кто ты такой? Ты мне не муж, попользуешься мной и бросишь. Хотя, что я говорю, и муж бросил!
В конце своего оправдательного монолога Ольга разревелась:
- Меня, между прочим, из квартиры выселяют, за неуплату коммунальных услуг и банковского кредита.
- Как это выселяют?
- Сказали - квартиру продадут, долги заберут, а мне дадут социальное жильё.
- Какое? - не понял Антон.
- Социальное.
- А что это за жильё?
- А я откуда знаю. Старшая по подъезду говорит, что моё место в бомжатнике.
- Сколько? - вдруг резко спросил Антон.
- Чего сколько? - не поняла Ольга.
- Сколько ты должна за коммуналку?
- Тысяч сорок, теперь уже. Это вместе со светом. Или без света?
Антон осуждающе посмотрел на Ольгу. В его взгляде она прочла "и когда уже ты начнёшь относиться ко всем этим проблемам по-взрослому".
- Денег на коммуналку я тебе вечером привезу. Ты ведь не сегодня едешь в Москаленки?
Ольга отрицательно покачала головой.
- А там и с банком, что-нибудь придумаем?
- А мне ещё налоги платить надо. За старую квартиру и за землю какую-то и за машину Игореву. Ольга протянула Антону квитанции. Он пообещал заехать сегодня в налоговую и выяснить, что к чему.
Проводив Антона, она задумалась "Что с ней происходит? Ведь так недолго и влюбиться. А как же Игорь? Ведь она же его любит". Вошла в кабинет мужа. На столе стояла фотография, где они вдвоём в Египте на фоне пирамиды Хеопса. Ей показалось, что Игорь смотрит на неё с укором. Ольга поцеловала его и взмолилась: "Прости меня, милый мой, прости. Мне так плохо без тебя. За годы жизни с тобой я привыкла, что меня кто-то любит, ласкает, обо мне кто-то заботится, что рядом со мной находится сильный и верный мужчина, на которого можно переложить все свои и семейные проблемы".
После обеда Ольга отправилась в Торговый центр. Найти агентство не составило труда. В небольшом помещении сидели две молодые женщины. Ольга присела к той, которая раскладывала "Косынку" на компьютере - значит свободна. Сказала, что хочет сдать квартиру, желательно на длительный срок. Девушка протянула ей Заявление - заполняйте. В графе "Семейное положение" Ольга сначала написала "не замужем", потом подумала и зачеркнула "не". Проверяя документы, девушка спросила:
- Так вы замужем или нет?
- Не знаю,- машинально ответила Ольга, думая о том, во что ей выльется этот договор.
- Как! - воскликнули обе женщины одновременно.
Пришлось коротко поведать об исчезновении Игоря. Чтобы её рассказ не показался неубедительным, она добавила в конце:
- У меня и справка есть из милиции.
Женщины уткнулись в справку. Вдруг та, что сидела рядом сказала:
- А я помню вашего мужа. Он был тут у нас несколько раз, хотел квартиру продать, а потом передумал и сдал её внаём. Другу своему что ли. Видя недоумённый взгляд, Ольги она добавила:
- А вы что не знали об этом?
- Нет, я думала, он её продал.
- Может, и продал, позже - не знаю, но только не через наше агентство. Да я сейчас и договор найду.
Она потеснила подругу за компьютером:
- Вот, нашла. Князев Игорь Андреевич отменяет заказ на продажу квартиры по улице Лизы Чайкиной 12 и передаёт её в аренду Хромову Сергею Васильевичу 1970 года рождения. Вы знаете этого Хромова.
Ольга закашлялась:
- Знаю, это друг Игоря, вместе служили, кажется. А вы всех клиентов помните, которые к вам обращались?
- Нет, конечно. Но его запомнила. Это был день моего рождения, поэтому я торопилась домой - ужин готовить. Настроение было паршивое. Во-первых, работаю одна - подменить некому. А, во-вторых, утром в автобусе у меня стащили мобильный телефон. Недешёвый - знаете ли. А тут они пришли. Улыбаются. Комплименты сыплют. Я сначала им нагрубила. Давайте по делу. Тороплюсь мол. Но Игорь, то есть муж ваш, пообещал меня до дому подбросить, если я всё быстро сделаю. Пока я заполняла документы, пожаловалась ему на жизнь, на телефон: он ведь умел располагать к себе. Когда мы закончили, попросил меня немного подождать. Через минут десять вернулся и протягивает мне новый телефон. Я сначала опешила, начала отказываться, а он сказал: "Нельзя, чтобы такая красивая девушка переживала из-за какого-то телефона. Правда у меня к вам одно условие - один из первых номеров, записанных на вашем новом телефоне, должен быть мой" и протянул мне листочек с номером своего мобильника. Я, как только симку восстановила, так и вписала его. Вот он. И она назвала цифры Игорева телефона.
Ольга заволновалась:
- И вы звонили ему?
- Звонила. Да вы не подумайте ничего такого, так в "Гжельке" посидели пару раз, поболтали. Я же вижу, человек солидный, женатый.
И, чтобы как-то сгладить неловкость, от того, что сказала лишнее, девушка приказала подруге:
- Давай оформляй всё без проволочек. Я лично подберу вам клиента. Не переживайте. Зайдите дней через пять или неделю или дайте номер своего мобильного телефона. Я вам перезвоню.
Ольга сказала, что у неё нет мобильного телефона, но через неделю обязательно зайдёт. Забыв поблагодарить девушку (Светлану было написано на бейджике), Ольга уныло побрела домой с одной лишь мыслью: "было у Игоря с этой Светланой что-либо или нет".
Вечером, лёжа с Антоном в постели, Ольга спросила:
- Скажи, а Игорь мне изменял?
Антон задумался:
- Насколько я знаю, нет.
- Ой, ли? - и рассказала про Светлану из агентства.
- Видишь ли, Оленька, изменять и ходить налево - это разные вещи.
- Не поняла!
- Ну, как бы тебе объяснить? Изменять - это значит иметь какую-то постоянную связь. Любовь там и всё прочее. А ходить налево - это так случайные развлечения. Ну, как курортные романы, знаешь. Встретились, перепихнулись, а утром каждый в свой поезд и "прощай".
- А ты своей жене изменяешь?
- Ты меня об этом спрашиваешь?
- Да.
- Ну, если я сейчас здесь с тобой нахожусь, то, ясно, - изменяю.
- А кроме меня?
- А кроме тебя, только хожу налево.
- А Игорь часто от меня ходил "налево".
- Не знаю, он передо мной не отчитывался,- Антону надоел это дурацкий разговор, он хотел подняться, но Ольга удержала его:
- А, вот я сейчас, по твоему, что делаю: изменяю Игорю или "хожу налево"?
Антон взорвался:
- Какому Игорю? Оля, опомнись, нет уже никакого Игоря. Ты не можешь изменять тому, кого нет. Не можешь! Есть только ты и я. Ты и я! Оля, опомнись! Сколько ты ещё будешь мучить себя и меня?
Ольга отвернулась к стенке и заплакала. Антон понял, что обидел её, лёг рядом, прижался к ней. Cтал целовать её шею, плечи, спину. Ольга не откликалась. Он снова заговорил с ней:
- Оленька, девочка моя, ну прости меня. Не плачь, детка. Скажи мне, что ты хочешь. Я сделаю всё, милая.
Ольга резко повернулась к нему:
- Не смей говорить, что его нет! Я хочу, чтобы он был. Со мной, не со мной, с другой женщиной или с несколькими, в этой стране или в какой-то другой. Я хочу, чтобы он был. Просто был! Просто был! Был не в прошедшем, а в настоящем. Понимаешь? Просто был!
У неё началась истерика. Антон снова стал ласкать её, понимая, - это единственное, что может сейчас успокоить Ольгу. И в самом деле, она перестала всхлипывать только тогда, когда волна желания прокатилась по телу и затаилась где-то внизу живота.
- Может, он и прав. Нет больше никакого Игоря, и я люблю Антона, - подумала Ольга, прежде чем окончательно погрузиться в состояние блаженства.
Утром, когда Ольга проснулась, Антона уже не было. Странно, мог бы и попрощаться, ведь знает, что она сегодня уедет на вечерней электричке. Вот так всегда - делают, что хотят и когда хотят, абсолютно не думая о ней. На столе в кухне обнаружила записку "Оля, ты знаешь, как я к тебе отношусь. Ради тебя я готов на всё: развестись с женой, оплатить твои и Игоревы долги и даже убить ... Но я не могу, не могу воскресить Игоря. Прости. Антон".
- Почему воскресить? - подумала Ольга.- Разве Игорь умер? Может, Антон знает то, чего не знает она. Ольга заплакала.
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 >